Мы спилили кусок деревяшки, а нас за это хотят посадить в тюрьму

Femen спилили поклонный крест© Украинское фото
Мнения 3 сентября, 2012, 11:08 4320 10
Добавить в избранное
В интервью ТСН.ua организатор движения Анна Гуцол и одна из самых известных его активисток Александра Шевченко рассказали, почему их боятся мужчины и какой сюрприз они готовят политикам на выборы.

- После того, как активистка FEMEN Инна Шевченко спилила поклонный крест поблизости от Майдана, было возбуждено уголовное дело. Ее уже приглашали в прокуратуру на допросы?

А.Г.: - На следующий день было возбуждено уголовное дело по факту. В тот же день Инне Шевченко позвонили и попросили прийти в милицию дать объяснения. На что она ответила – приду только по официальной повестке и тогда с удовольствием дам вам объяснения. Они сказали: "Ах так, тогда мы сейчас за тобой приедем и арестуем!". Она говорит - ребята, ну давайте официальную повестку, я приеду. С тех пор они как-то не звонили. Мы полагаем, что, судя по тому, что за нами ходят, идут следственные действия. Пока непосредственно в качестве свидетелей еще никого не вызывали. Толпа каких-то людей за нами постоянно топчутся здесь.

- Следят?

А.Г.: - Да, следят. СБУ ходит. Поэтому мы пока сами не понимаем, что здесь происходит. Из милиции, прокуратуры никто нам не звонил. Вместе с тем почему-то люди из СБУ ходят за нами.

- Именно из СБУ?

А.Г.: Не милиция точно. Они ходят за нами. К владельцу нашего офиса приходили, тоже представлялись и СБУ и выясняли там типа, а что это вы, как вы тут сдаете. Он говорит - сдаю и сдаю, чего вы прицепились ко мне. Поэтому в данной ситуации нам пока не ясно, чем это все закончится и что вообще происходит. Но Московский патриархат требует крови, требует наказания. И мы прекрасно понимаем, что это наказание не за акцию с крестом - какое им дело до этого креста, - а за нападение на Кирилла они решили отыграться через крест. Вот на Синоде они будут рассматривать наши "богохульные" действия и требовать от украинской власти - вы представляете, Московский патриархат будет требовать от украинской власти посадить нас в тюрьму. Вот такие они добрые христиане.

- Саша, спиленный Инной Шевченко крест греко-католический, а не православный. Вы знали об этом, когда планировали акцию?

А.Ш.: - В действительности не греко-католический, не православный и вообще незаконно установленный. Это какая-то деревяшка на самом деле. И заявления, оценки так называемых экспертов, которые по форме креста решили, что он принадлежит какие-то конфессии, неправдивы. Этот крест незаконно поставлен. И честно говоря, нас и не волнует, что это за крест - будь он православным, католическим или каким-то еще. Это очень сильный религиозный символ, и мы гордимся тем, что мы его свалили. Нам все равно, что скажут так называемые верующие. Мы сознательно шли на то, чтобы спровоцировать людей на выражение каких-то чувств, на то, чтобы люди спорили, ругались на тему религии и ее присутствия в жизни украинского государства - светского государства.

- Вы поддерживали акцию PussyRiot в Храме Христа Спасителя или протестовали против суда над ними?

А.Ш.: - Для всех было понятно, что одна из целей - это антипутинская акция, и вторая - это антирелигиозная акция. Или же они вообще не понимали, что делают, или они сейчас просто делают вид, что совсем глупые и не понимают. Ведь, танцуя на амвоне Храма Христа Спасителя и выкрикивая "Богородица, Путина прогони!",  они имели в виду не только Путина, но и церковную мафию Гундяева, религию как таковую. По крайней мере такой месседж мы увидели.

У нас есть своя война антирелигиозная, мы ведем свою битву. Причем не только с православием, но и с католицизмом, с исламистами и другими религиями, которые пытаются влиять на жизнь женщины, которые считают, что женщина должна быть рабом для мужчины, ущемляющие права и свободы женщин. А это в принципе практически все, по крайней мере, из мировых религий. Они все относятся к женщине как к существу второсортному.

- Даже те, кто обычно на Вашей стороне, эту акцию не поддержали, посчитав, что это уже слишком, что это богохульство. Для них это не просто деревяшка, а действительно очень важный символ.

А.Ш.: - Да, мы это понимаем это. Мне лично как атеистке глубоко неприятно и вообще омерзительно, когда я слышу от якобы верующих людей, что крест пилить нельзя было, вас за это нужно убить и четвертовать. Мне не хочется естественно с этим человеком общаться. Но очень хочется, чтоб он задумался над тем, что он говорит.

Основная мысль у всех людей, которые сейчас против нас - это наказать за то, что мы спилили кусок деревяшки, какой-то символ, какой-то тотем. Ужасно говорить такие вещи и при этом называть себя верующими. Это такое противоречие. Хотя все религии сами по себе ужасно противоречивы. И наверное поэтому религия коверкает личности людей, портит их мировоззрение, искажает и переворачивает с ног на голову. Это страшно. Я конечно не сторонник возврата к Советскому союзу, но Ленин в Мавзолее по ночам все-таки переворачивается, потому что он хотел освободить глупых рабов от цепей, а мы по прошествии 70 лет сами на себя эти цепи цепляем и застегиваем тяжелыми замками.

- Может FEMEN тоже проведет акцию в церкви?

А.Ш.: - А мы проводили, правда нельзя сказать, что в церкви, официально София Киевская - это музей. Но, тем не менее, для многих это церковь: мы проводили акцию на колокольне Софии. И я не отрицаю, что когда-нибудь мы проведем акцию и в церкви. Просто мы в этом смысле, наверное… творчески эгоистичны и не хотим повторяться.

FEMEN захопили дзвіницю Софії Київської_2
AFP
Femen захватили колокольню Софии Киевской

- Вы знаете, что у Вас в России появились последователи – спилили несколько крестов?

А.Ш.: - Да, конечно знаем и приветствуем, и радуемся этому факту и предполагаем, что это могут быть не настоящие активисты, это может быть провокацией ФСБ, чтобы затем еще больше усилить контроль за обществом. В общем, я думаю - это хорошо, мы рады, потому что диктатура сама себя сожрет. И этот режим, и репрессионность режима накалится до предела, общество просто не выдержит и просто выплюнет, отрыгнет Путина-Гундяева.

- У акций всегда есть причина и цель. Каковыпричины и цели акций FEMEN?

А.Ш.: - Если в общем, наша основная цель - это борьба с патриархатом и всеми его проявлениями. В эти проявления мы включаем три основных пункта. Первый – это секс-индустрия, отсюда все наши акции против секс-туризма, проституции и любой эксплуатации женщины как секс-рабыни. Второй пункт - это религия, потому что один из сильнейших способов закрепостить женщину.

И третий пункт – это диктатура, это государственная диктатура, страны и диктаторы типа Путина, типа Лукашенко, возможно Януковича, если он все-таки выберет путь модели развития Украины как России и Беларуси. Ну вы видите, что все диктаторы мужики. Как ни крути, все зло от них. Поэтому наша цель победить патриархат и, наверное, провести женскую мировую революцию и установить матриархат.

- А как Вы планируете в дальнейшем развивать FEMEN?

А.Ш.: - Знаете, 4 года и для Украины, и для международных общественных организаций это очень короткий срок. Но, тем не менее, мы за эти годы настолько продуктивно поработали. Подтверждением является то, что наши идеи воспринимают в мире. У нас есть активистки во многих странах, у нас есть филиалы. Например, в Бразилии один из самых сильных наших центров. Они проводят много акций. В течение месяца будет открыт французский центр подготовки активисток FEMEN. Туда будут приглашать активисток со всей Европы и вообще со всего мира.

- А как готовят будущих FEMEN?

А.Ш.: - На словах это не объяснить. Это психологическая подготовка, это физическая подготовка.

- Физическая – это как отбиваться от милиции?

А.Ш.: - Да, как отбиваться от милиции, как оббегать охрану, как быстро убегать от кого-то, как лазить быстро по высоким лестницам, как залазить на крыши. Если раньше у нас были акции на Майдане просто с плакатом и криком в пустоту, как сейчас мы это считаем, то сейчас тело протестующей двигается к телу врага. Поэтому акции стали сложнее. Если раньше мы называли наших девушек активистками, то сейчас мы называем их секстримистками. Это нами выдуманная стратегия, нами выдуманный термин. И действительно, сейчас это уже сочетание секса и экстремизма. Если раньше это был голый активизм, то сейчас это действительно секстримизм.

- Кого принимаете в свои ряды?

А.Ш.:- Всех, кто готов – готов физически и морально к тому, что будет происходить. Можем вас взять.

- То есть можно прийти, сказать "хочу" и возьмете?

А.Ш. - Да. Если готовы – физически подготовим, морально тоже. Но нужно понимать, и девушки, которые к нам приходят, понимают, что им, возможно, придется столкнуться с осуждением друзей, родителей. И во-вторых это опасно. Наши акции становятся опасными, сложными, уголовно наказуемыми.

- Вы вот говорите про киевский, парижский, бразильский филиал. Это требует финансовых вложений. Откуда деньги у общественной организации FEMEN?

А.Ш.: - Да, конечно это требует финансов. Мы не из тех организаций, которые имеют миллионные бюджеты и ничего не делают. Деньги у нас уже сейчас есть. Потому что мы имеем мировую известность и к нам поступает благотворительная помощь из большого количества стран Европы и Америки. Люди присылают на банковские счета деньги, чтобы поддержать движение FEMEN. Плюс у нас есть Фемен-шоп.

- И много покупателей?

А.Ш.:- Да, достаточно. Мы конечно не Adidas, но стремимся к этому.

А.Г.: - Вообще мы их называем не покупателями, а поклонниками. Жертвами любви к FEMEN. Человек жертвует FEMEN, и за это получает подарок.

- Отличается отношение людей к Вашим акциям в Европе от того, какое в Украине?

А.Г.: - Как отличается их жизнь, права, свободы – точно так же отличается отношение к FEMEN. Что поразительно, там почти 100% поддержка, понимание. То есть они могут быть не согласны, но они понимают, что такое гражданский протест, что такое феминизм, что такое топлес. То есть никто в обморок не падает, как у нас.

- То есть все обвинения FEMEN в том, что вы портите международный имидж Украины, необоснованные?

А.Г.: - Это завистники! (смеется). Ну как мы можем портить имидж Украины? Мы можем портить или прославлять свой личный имидж, имидж FEMEN. Мы не имеем никакого отношения к официальной Украине. Мы же не из Олимпийской сборной, чтобы портить или не портить имидж страны.

- А почему акции топлес? Многие считают, что такая форма протеста противоречит тому, против чего вы протестуете – секс-туризма.

А.Г.: - Да, мы разрекламировали секс-туризм, но как негативное явление, как преступление. До этого украинские женщины не знали, что их втягивают в секс-туризм. Никто об этом не говорил. Так, пришел иностранец, использовал, ушел. Дальше уже их право участвовать или не участвовать. Но по крайней мере теперь они знают, что иностранцы приезжают не только жениться.

А иностранцы теперь знают, что у нас в стране это незаконно, что проституция в Украине запрещена. До нас они этого не знали. Он приезжает в Киев, ему звонят, предлагают девочку – он думает, что все легально. Теперь они знают, что проституция нелегальна и это криминальный бизнес. Знают, что не все украинские женщины проститутки, что есть те, кто против такого положения вещей.

- В политике у нас как раз в основном мужчины. Как у вас с ними складываются отношения? Может угрожают или наоборот сотрудничать предлагают?

А.Г.: - Конечно же нас пытаются переманить, подкупить. Чем ближе к выборам, тем больше каких-то странных – для нас странных предложений. Они пытаются подкупить наше движение, купить какие-то акции. Но мы не продаем акции, мы можем наехать на любого политика, если он будет неправ.

Два года мы жутко голодали, страдали, терпели разного рода неудобства, но все равно не продавались. И не продаемся. Слава богу, мы вышли на уровень окупаемости движения, есть благотворительные пожертвования, продажи.

- Когда пришла популярность и деньги?

А.Г.: - В Украине очень сложно найти благотворительные пожертвования. Здесь отсутствует система благотворительности вообще. Когда приходишь к людям из бизнеса и говоришь – помогите нам, потому что мы защищаем женщин и т.д. Отвечают - да, а что мне за это будет? Поэтому вся благотворительная помощь у нас идет из-за границы.

Мы много работали на то, чтобы наше движение развивалось, становилось популярным и за границей, и в Украине. С самого начала нам многие помогали - фотографы, видеооператоры, дизайнеры. Кто чем мог, тот тем и помогал. Были люди, которые нас кормили. Вот приходим в кафе. Спрашивают – вы, наверное, голодные как обычно? Давайте я вам куплю пожрать! И вот именно благодаря таким людям, которые в нас верят, в то, что мы делаем, наше движение существует.

- FEMEN действует с 2008 года. Какой вы видите организацию, скажем, через 20 лет? Всемирная сеть может быть…

А.Г.: - Думаю что да. Потому что темп развития движения увеличивается. Если раньше мы в год получали одно представительство за границей, то сейчас они как грибы после дождя появляются.

- Сколько всего?

А.Г.: - В Штатах, в Канаде, Бразилии, Голландии, Германии, Польше, Тунисе. Европа практически вся охвачена. Появились девочки в Мурманске, в России – сами связались, сами нашли офис, хотят устроить акцию под мэрией. Хотя я знаю, там очень холодно проводить протесты. Ну посмотрим, каким будет российский FEMEN.

- Скоро выборы в Верховную Раду. Что-то готовите?

А.Г.: - Мы не можем пропустить такое событие. Мы четко понимаем, что такое выборы в Украине – это спекуляции, это подкуп голосов, это шантаж – если брать государственные учреждения. Я думаю, что обязательно будем делать протесты против тех или иных нечестных действий различных кандидатов и партий. Все попадут под раздачу. Не знаю, было бы неплохо вести кампанию за честные выборы или как мы это любим называть "Не будь шлюхой, не продавай свой голос". Так что, думаю стоит ожидать от нас чего-то веселого, яркого и фееричного.

- Пойдете ли голосовать на выборах?

А.Г.: Не знаю… Нас простые люди зовут идти в кандидаты, потому что не за кого голосовать. Но нам не интересен этот процесс. Мы понимаем, что даже если 1-2 человека пройдут в Верховную Раду, это же огромная коррумпированная машина. Попадая туда, ты обязан быть таким же грязным и противным как и они. А нам этого очень не хочется. Для нас важнее влиять на ситуацию в Украине через свои международные представительства, через международные акции, через международную прессу, через международные мнения. Это более эффективно, чем сидеть депутатиком в Верховной Раде. Поэтому мы взяли курс не на политическую партию или силу в Украине, а на общественную международную организацию.

- Вы видите результат своей работы? И что Вы считаете результатом?

А.Г.: - Да, видим, радуемся и восхищаемся. Первый основной результат – это распространение нашей идеи, распространение радикального феминизма, голого феминизма во всем мире.

Я знаю точно, что мы много изменили в протесте в Украине в первую очередь. До нас не было женского протеста в Украине. До нас женское мнение отсутствовало. И за 4 года мы умудрились поставить женский вопрос. Мы думали, что на это уйдет гораздо больше времени. Я думаю, что постепенно мы научим украинских женщин защищать свои права. Мы заставляем украинское общество возмущаться, думать, принимать какие-то решения.

- Слава FEMEN не мешает в жизни? Многие относятся к вам резко отрицательно.

А.Г.: - Девчонки ходят, люди с ними фотографируются. Проблем пока не было.

- А мужчины как? Не пристают, не требуют раздеться?

А.Г.: - Боятся.

А.Ш.: - Фотографируются возле двери быстренько очень, чтобы никто не увидел. Один раз я как раз выходила в момент, когда они фотографировались. И у них был такой шок и ступор, что я решила закрыть дверь и зайти назад, а то люди так переживали.

- А как родные, близкие относятся к вашей деятельности?

А.Г.: - Родные - это люди, которые выросли в совке, которым просто выйти на протест уже сложно, феминизм тем более. Все мечтают, чтобы дочки вышли замуж, нарожали внуков – это ж святое. Поэтому каждые по-разному относятся. Есть такие, которые готовы воевать с нами и чуть ли не из дому выгонять. Есть такие, которые приходят на акции и даже участвуют в них. Например, моя мама все не может понять – говорит, это ж опасно, берегите себя. Но все равно, когда ее спрашивают, пошла ли бы она на акцию, она  отвечает, что если бы что-то такое случилось, то пошла бы, и даже топлес. Сашина мама говорит под тюрьму пойдет, если спасать надо будет.

- На акциях на вас джинсы или вообще только трусы. Какие-нибудь бренды предлагали сотрудничество?

А.Г.:- Турок один предлагал – у него бренд женского белья. А так не предлагают, боятся. Мы фигуры неоднозначные. Конечно, подходят, но тут все нужно аккуратно и грамотно. А вдруг не все хотят носить Levi's, хотя хорошие у них джинсы. Просто бренды одежды понимают, что мы раздеваемся (смеются).

- Чем вы занимаетесь по жизни кроме FEMEN?

А.Г.: - Кроме FEMEN у нас жизни нет. Нас четверо, мы работаем круглосуточно. То есть FEMEN это наша любовь, душа и профессия.

Разговаривала Светлана Кузьменко

А как Вы относитесь к деятельности FEMEN? Оставляйте свои комментарии под материалом

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию © По материалам ТСН.ua / Эксклюзив / FEMEN
Увидели ошибку - контрол+энтер
Мнения 3 сентября, 2012, 11:08 4320 10
Добавить в избранное
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 10
Выбор редакции