Путин вбрасывает в Украину свой последний резерв

© https://www.facebook.com/profile.php?id=1686617069&fref=nf
О замолчанных российскими СМИ антивоенных бунтах, планах Путина на Украину и его реальном рейтинге российская правозащитница Елена Васильева рассказала в эксклюзивном интервью ТСН.ua.

 "Русской армии в Украине нет. Есть Груз-200 и много", - горько шутит Елена Васильева, российская правозащитница, которая  с начала конфликта на Донбассе помогает российским матерям добывать сведения об их родных, с которыми после того, как они отправились на "учения", оборвалась связь.

В условиях, когда Минобороны РФ отрицает факт того, что в Украине есть российские военные, для солдатских матерей Васильева - иногда последняя надежда на то, что они получат возможность опознать и забрать домой тело погибшего сына.  

Для этого она создала  группу "Груз-200 из Украины в Россию", количество  участников которой уже перевалило за 25 тыс. От тех, кто хотел бы правду скрыть, в адрес Васильевой посыпались угрозы, на нее завели уголовное дело, и она вынуждена была покинуть Россию.

Временно лишившись дома, свою деятельность Васильева не прекратила. Говорит, что ей удалось главное – прорывать информационную блокаду. "Двухсотые" грузы - убийственный аргумент. Россияне постепенно начинают прозревать. Теперь в союзниках у Васильевой теперь не только матери погибших ребят, но российские офицеры, которые, как говорит она сама, "волею судьбы попали в переделку с названием "гражданская война в Украине" или "учения под Ростовом".

— Елена Борисовна, сколько в Россию ушло "грузов-200" с начала конфликта на Донбассе?

— По тем данным, которые отслеживают статисты нашей группы, 6280 человек. Но я боюсь, что уже больше.

— На чем основаны эти данные?

— Эти данные основаны на данных моей группы ("Груз-200 из Украины в Россию", - ред), наблюдениях статистов, людей, которые находятся в местах боевых действий, в том числе людей из Минобороны (РФ, – ред.), не потерявших свою честь.

Погибшие солдаты - кадровые военные или наемники?

— Основная масса – это кадровые военные, хотя в последнее время мы начали учитывать просто общие потери. Вначале мы пытались проводить некую дифференциацию, однако в любом случае нам было ясно, что среди так называемых ополченцев, которые приезжали из России, очень много закамуфлированных кадровых военных. Поэтому в данном случае более правильно говорить, что это общая цифра.

— Вы говорили ужасные вещи, что фрагменты тел погибших российских солдат просто уничтожают, без анализа ДНК, и соответственно шансов быть опознанными…

— В "грузах-200", которые поступают в Россию с Донбасса, ДНК не отбирается вообще. Такой практики у Минобороны России нет. Они считают это дело затратным. Но поскольку украинская сторона – а она очень щепетильна в этом вопросе – отбирает данные ДНК у всех погибших, российские семьи, подтвердив соответствующие анализы, смогут забрать тела родных. Например, в Днепропетровске мне известны некоторые номера могил, где лежат россияне. Есть такие могилы и в Запорожье.

Как регулярная армия России попадает в Украину? По документам Минобороны как это "проводят"?

— В настоящий момент это уже не "учения". Скорее всего, солдат вводят как миротворческие силы. Многие мне сейчас об этом сообщают. Военнослужащих заставляют прикреплять на форму белые ленты и даже вывешивать на танки белые флаги, что является полнейшим цинизмом, когда танк с белым флагом идет и стреляет по какому-то населенному пункту.

— Сами солдаты понимают, куда они едут?  

Да, но они ничего не могут сделать. Люди подневольные. Они попали в казарму. Приказ дан – и их перебрасывают в место дислокации. Сегодня и вчера  пришла информация, что из Омска и Санкт-Петербурга на Донбасс снова стали посылать "срочников".  

Если они в месте дислокации пытаются бежать, а таких случаев уже очень много, их объявляют дезертирами.

Солдаты не имеют права не подчиниться приказу, в том числе контрактники. Нужно понимать, что в России в 2008 произошла реформа армии, в результате которой армейские подразделения как таковые фактически стали состоять из контрактников.

— А их семьи понимают, где сейчас находятся сыновья? Или они до сих пор верят что их отправляют на  учения?

— Насчет учений, я думаю, верили. Тут очень сильная пропаганда. СМИ находятся под жесточайшей цензурой, под очень жёстким контролем. Например, у меня последний прямой эфир у меня был в 2005 году, потом я попала в "стоп-лист", и на центральных каналах была запрещена.

— Даже после того, как  они получают гробы, у них не открываются глаза? Что вам матери говорят?

Первое, что испытывают матери, получая гробы, – это шок. Боль утраты, опустошение. Им нужно время, чтобы прийти в себя. Многие в больницы попадают. Потом у них начинается этап второй – осмысление. Тогда они - через 2-3 недели где-то - начинают задавать вопросы, как погиб их ребенок, где, при каких обстоятельствах, им интересно знать все.

На многих из них сильно давят, обещают деньги за молчание. А матери что? Они пропитаны этой пропагандой. Сначала ничего не могут понять, а потом пытаются найти оправдание своим детям. Ни одна мать не захочет признать, что твой ребенок садист, фашист, террорист.

— И они соглашаются молчать?

Видите, опять же, если бы пресса российская была открытой, мы бы с вами сейчас читали о том, что во многих военных городках проходят небольшие бунты, о том, что собираются жены у штабов командования. Но об этом не пишут.

— То есть антивоенное движение все-таки есть в России?

Антивоенное движение в России есть, конечно. Я одна из членов антивоенного движения, вернее, одна из его создателей. Поэтому я вам могу сказать, что те люди, которые выходят на Красную площадь, на Манежку (Манежную площадь, - ред) в защиту Украины, на все мероприятия, связанные с Украиной, с ее "незалежностью", с любыми ее праздниками, рискуют своими жизнями в России для того, чтобы донести правду, для того чтобы раскрыть глаза.

Вы же видите, как моих коллег и меня тоже "крутили". Вот сейчас "крутят" омоновцы одного из организаторов и одного из наших помощников Марка Гальперина, сейчас ему грозит до 5 лет лишения свободы, потому что он являлся организатором подобных пикетов.

Но я могу вам сказать, что сейчас наступил важный момент. Видите, Лавров (глава МИД РФ, - ред.) уже начинает как бы официально требовать: покажите доказательства присутствия военных. Очень много "грузов-200" пошло в регионы, и об этом стали говорить местные средства массовой информации, местные сайты, ну и, соответственно, заработало сарафанное радио. Люди видят, что к ним "приходят" погибшие. Задают вопросы, что, почему как. То есть очень многие знают это, понимают это.

Ребята наши из российского правительства говорят, что рейтинг Путина упал уже на более чем 30%, хотя Госдума с пеной у рта кричит про 86% поддержки.

Так что я могу сказать, самая главная цель нашей группы "Груз-200 из Украины в Россию" достигнута. Потому что мы прорвали информационную блокаду, потому что сейчас к нам обращается очень много людей даже из ДНР-ЛНР, боевиков, которые потеряли своих каких-то близких товарищей, с просьбой попытаться их найти.

— Я знаю, Вам пришлось уехать из России. Чем Вам угрожали?

Ну, на меня заведено уголовное дело, 282-я статья – экстремизм. И еще какая-то статья. Потому что они не говорят, но активно меня ищут через моих друзей, идет опрос идет по всем моим знакомым, где я нахожусь. А насчет угроз – они каждый день.

— Даже сейчас, когда вы находитесь в Украине, поступают?

Конечно, и пишут, и звонят. Лазеек хватает и для тех, кто может просто глупо троллить, и для тех, кто может реально угрожать.

— А в чем вы видите свою миссию?

 Моя самая главная цель – постараться остановить эту братоубийственную войну. А для этого, естественно, необходимо открыть глаза, в первую очередь, военнослужащим. Кстати, военнослужащие российские начинают активно реагировать на работу нашей группы, потому что они увидели себя в качестве "конечного продукта". За те 40-50 тысяч рублей, которые им предлагают в качестве зарплаты, им это больно не понравилось. Поэтому вопросов и рассказов от военных у меня очень много.

— А вы ведете переговоры о выдаче пленных украинцев? Если да, насколько успешно? 

Будем говорить так, я веду переговоры по поиску и установлению местонахождения этих ребят, а также по вопросу возврата этих ребят в Украину. Дело в том, что у вас есть официальные структуры, которые этим занимаются, и некоторые неофициальные, даже не некоторые, а много неофициальных структур. К сожалению, иногда это все пересекается. Вот, например, перед Новым годом шел разговор о том, что можно было забрать и вывезти на территорию Украины 12 человек, которые находились в Москве, непосредственное местонахождение их было установлено. А поскольку вмешались другие ваши силы, которые считают себя более ответственными, пока они там думали, этих ребят в конечном итоге перед самым Новым годом "продали в рабство" в Адыгею.

— На ваш взгляд, каковы планы Путина на Украину?

Бытует такое мнение о том, что к 9 мая они хотят все-таки какую-то победу над Украиной одержать.  Либо же хотят, есть такая тенденция, превратить Донбасса во второе Приднестровье. То есть оставить регион нестабильным и заставить Украину постоянно нервничать.

Сейчас включены новые силы, которые пытаются раздирать Украину изнутри. "Наезды", например, на таких известных, ставших уже депутатами Верховной Рады командиров – типа Семенченко (Семена, -ред.), на Борислава Березу, которого сделали страшилкой в России. Но теперь здесь же его пытаются свои, как говорят, мочить.

Многие призывают сейчас немедленно пойти и снять Порошенко. Но он у вас законно избранный президент, это ваша сила сейчас на международном уровне. Если он будет снят, я вам говорю это как политик, как человек, который разбирается в данном случае в этом вопросе, в этом случае Киев моментально превратится в Донбасс.

Те, кто желает дестабилизировать ситуацию, это понимают, поэтому сейчас в разных регионах подогревают недовольство людей. У вас люди очень активные, говорят часто, много и невпопад, либо то, что очень нравится записывать нашим НТВ и Лайфньюсу. Мне кажется, что когда страна находится в состоянии войны, надо все-таки немножечко дозировать информацию и быть аккуратными в высказываниях.

— А сил российской армии хватит? Вы как-то говорили, что ее сила – это миф.

Ну конечно, это большой миф. Потому что Шойгу (министр обороны РФ, ред.), как главнокомандующий, который никогда не служил в армии. Имея звание генерала, он не понимает, что такое военное искусство. Далее они пригласили в качестве советников больше 50, по-моему, старых генералов, которые были вызваны из разных регионов России. Но эти старые генералы учились по старым учебникам. И каждый из нас с вами тоже представляет себе армию как армию, идущую строем. А Путин применил, вернее, его люди создали совсем иную армию. Армию, которая проникает куда-то, дестабилизирует ситуацию, играет в "переодевашки" эти. То есть правила военного искусства, которые применялись раньше, они не применимы для этой войны. Тем более что война эта идет в основном бесконтактная. Все эти "Тюльпаны" (самоходные минометы, -ред.), "Буратино" (системы залпового огня, - ред.), которые бьют на расстояние от 40 до 80 километров, это не война лицом к лицу с противником.

— По вашим ощущениям, как долго продлится эта война? Как вам кажется?

В настоящий момент мне известно от российских военных о том, что Путин вбрасывает в Украину свой последний резерв, золотые запасы  – специально обученных спецназовцев. Мой прогноз был, что к декабрю все будет настолько плачевно, что Путин должен будет отступить. Но видите, они решили придержать что-то. Мне кажется, что январь-февраль много чего покажет.

Беседовала Екатерина Иванова  

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции