Если попаду в плен, постараюсь себя убить

© УНІАН
Командир полка "Донбасс" о войне, страхе, мечтах и политике – в эксклюзивном интервью ТСН.

В первой части интервью командир полка "Донбасс", а с недавних пор и кандидат в депутаты Семен Семенченко рассказал, почему ему нравится воевать, за что он выгонял бойцов и как родственники жены поддерживают "ДНР".

Сегодня о том, что для Семенченко самое тяжелое на войне, чего он боится, почему решил идти в политику и как пил кефир с президентом.

- Семен, вот если предположить, что я – мужчина, и мне пришла повестка. Я могу служить у вас или в любом другом добровольческом батальоне?

- У нас очередь 5000 человек.

- А женщин берете?

- Да, у нас есть женщины. Есть, правда, такие, о которых лично я сожалею, что взял. Второй батальон от первого отличается, как небо и земля. Первый я набирал лично. Во второй был массовый набор. И женщины были, из-за которых мужики драки устраивали. Брачные танцы.

- Чем женщины занимаются?

- Разведка, медики.

- Как происходит ротация?

- У нас просто: я отдаю пропуск, у нас батальон боевой. Мы сделали больше, чем любая другая часть. Мы заслужили право отдыхать, когда захотим.

- Что вы думаете о расформировании батальонов?                                                     

- Если будет приказ о расформировании "Донбасса", мы найдем другую форму для деятельности. Партизанить будем.

- Что самое тяжелое на войне?

- Страшно давать приказ, особенно когда стоишь перед строем и вызываешь добровольцев, тяжело давать приказ идти в атаку. Я старался для себя компенсировать это тем, что шел вместе с бойцами. Другим компенсировать не могу.

- В живого человека стрелять страшно?

- Нет. Потому что горячка боя, потому что эти люди стреляют в нас, я видел, как создавалась это движение. Я не знаю, скольких человек я убил, никогда не считал. Но знаю, скольких спас. Благодарен тем, кто поднял свой зад, купили самолеты, и точность артиллерийского огня возросла. Мы видели, куда стреляем. Не попадали по жилым домам, всякое бывает на войне. А попадали в цель. И для меня главное - вот это. А сколько людей мы отправили на тот свет - я не знаю, как ответить на этот вопрос. Меня кошмары не мучают. Я считаю, что выполняю свой долг.

“Не знаю, скольких человек я убил, но знаю, скольких спас”

Семен Семенченко

- Есть что-то, чего вы боитесь?

- Смерти по глупости. В туалете со спущенными штанами. Нелепость смерти, когда боец вышел покурить во двор или когда мой заместитель вышел без бронежилета осматривать ворота, потому что увидел там взрывчатку, и его застрелил снайпер. Вот эта нелепость и обыденность смерти - она самая страшная. Смерть в горячке  - не самый худший способ. Это гораздо лучше смерти в старости и немощности. Для мужчины.

- Вы знаете, что будете делать, если попадете в плен?

- Я постараюсь себя убить. Но не буду говорить как, есть проверенный и хороший способ. Я просто понимаю, что там со мной будет, я этого не хочу. А так гранату постоянно с собой носил. Сначала Ф1, потом побоялся Б-га и стал носить РГД. Потому что Ф1 на 200 метров бьет.

- У вас мечта есть? Что вы будете делать после войны?

- Хочу создать нормальную армию или спецслужбы. Чтобы нормальное было. И на Кубу хочу съездить, пока не умер Кастро.

- Как вы войну в себе собираетесь заканчивать?

- Никак, она у меня каждый день. Я когда в больницу попал, лежал неподвижно, меня трусило всего, потому что тогда Иловайск был. Я не понимаю наглости этих ублюдков, которые говорят, что мы сами виноваты. В Иловайск должно было прийти подкрепление, мы заметили, что там рядом было около тысячи ВСУшников. Они потом объявились, их не пускал никто. У меня сердечный приступ был. Хочется бежать куда-то, а тебя накололи. Война в себе не заканчивается.

- А с властью как общий язык нашли?

- Мне предложили: либо в Нацгвардию идти, либо нас разгоняют. А мы до этого еще в Мариуполе были, Карловка была позже. Мы с батальоном "Азов" были очень востребованы, потому что никто не хотел вообще ничего делать из армии, а мы готовы были. Между этим были еще Новоселовка и мы охраняли выборы президента. "Донбасс" находится на официальном учете Нацгвардии. Но начиная с еды и заканчивая брониками - все сами, нам ни копейки не выделяли.

Семен Семенченко_2
фото: Наталия Писня

- Как часто вы с Порошенко общаетесь?

- Ну, где президент, а где я.

- А мне говорили, что вы кефир с ним пили.

- Мы ходили с другими комбатами. Он спросил: чай, кофе? Мы спросили, а что еще есть. Говорит: кефир. Мы выпили все по кефиру. Нормально. Нечасто общаюсь. Был по службе три раза.

- Как вы относитесь к амнистии?

- Не продуман механизм, как отличать замаранных кровью от не замаранных. Это раз. Второе. Мы их простили, хотя я не понимаю, почему. А они нас? Простили? Хотя я не понимаю, за что нас надо прощать. Они же там еще думают, что надо идти на Киев. Они-то находятся под постоянным прессингом ТВ. Дальше. У них будут работать свои прокуратура, суды, милиция. Мы просто потеряли монополию на власть. И потеряли рычаги сейчас. Как по мне, это странно, а если серьёзно – неправильно. Это полная сдача позиций. Я не вижу причин, по которым необходимо это делать. Мы не в той ситуации,  когда нам нечем защищаться, вооружать народ. Есть цена, которую нельзя платить. Есть то, чем можно платить за мир. Есть то, чем платить нельзя.

- А чем можно?

- Можно заплатить перемирием. Ненадолго. Можно вести переговоры, а параллельно усиливать армию и спецслужбы. Внедрять территориальные отряды обороны, когда в случае чего каждый может взять оружие в своих областях. Выкроить время, чтобы проводить эту торговлю. Можно договориться, чтобы они выехали на территорию России. Можно договориться, чтобы те, кто не совершал преступлений, были освобождены от ответственности при условии наличия доказательств. Но если мы как государство назвали  этих людей террористами, если мы подняли большое количество людей, которые сражались, то как мы можем всем объявить амнистию? Это полная и необоснованная сдача позиций. Конечно, я понимаю, что у президента, возможно, есть информация, которой нет у меня, но я вижу, что в тех областях, которые мне доступны, это перемирие никак не используется.

- Вы себя сейчас кем больше ощущаете - комбатом или политиком?

- Политиком.

- Давно?

- Несколько недель. Я долго думал и искал ответ на вопрос, стоит ли идти в Верховную Раду. Очень было много встреч. Например, с бойцами нашими, с людьми из разных политических лагерей. Бойцы сказали - надо идти. Чтобы менять. Я общался с Нобелевским лауреатом по экономике, он приезжал к нам в Киев.

- Фамилия?

“Есть то, чем можно платить за мир. Есть то, чем платить нельзя”

Семен Семенченко

- Не помню. После разговора он сказал, что мы воюем не с причиной, а со следствием. Я понял, что изначально мы всегда ставили политические задачи. Когда говорят, что мы пиаримся, возможно, для военных это плохо. Пиар это что? Связь с общественностью. Мы как получили ее в марте, так и не теряли. Поэтому к нам шли люди, нам доверяли, не получив ни копейки, мы получили каски, броники, общались с волонтерами. "Донбасс" - структура, которая является предметом основных моих забот. Я каждый день занимаюсь вопросом пленных, раненых, набором новых бойцов. У нас есть оружие, потому что защищать Родину, кроме нас, было некому. И сейчас "Донбасс" - наиболее способная группа. Себя я ощущаю больше командиром батальона. Но не армейского батальона, где человек должен носить автомат и молчать, ему отрывают ноги, он понимает всю преступность приказа, и молчит. Он видит, как воруют, и молчит.

- Минуточку. Если вы политик - снимайте камуфляж, одевайте костюм, если вы комбат - ваше место с батальоном.

- А кто установил эти правила? Вы, еще кто-то?

- А как вы будете руководить батальоном из Верховной Рады? По телефону?

- Да, и очень просто.

- А это честно, как вы считаете? Вот если вы будете народным депутатом работать, я, как избиратель, хочу, чтобы вы и остальные посвящали себя исключительно работе в ВР. Это честно.

- А когда я был не оформлен и руководил батальоном? А как батальон существовал вне Нацгвардии, когда мы взяли в руки оружие и не были оформлены, это было честно? Если требуется, чтобы кто-то был официально командиром батальона, он будет. Точно так же существуют координаторы, а не командиры, я не собираюсь оставлять защиту Родины. Я не понимаю, почему с мандатом в кармане нельзя это делать.

- Еще раз. Потому что вы должны ходить на работу, ваша работа - возможно, в Верховной Раде. Вы будете жить за мой счет, я налоги плачу.

- Если будет необходимо защищать Родину, я буду там, где нужнее, а не искать возможность совместить. Не найду возможность - положу мандат и уйду. Батальон "Донбасс" - это символ, но это тактическая, не стратегическая единица. И когда речь идет о котлах, как в Иловайске, мы сталкиваемся с вещами, на которые не можем повлиять на этом уровне. Потому что существует такая система, систему нужно менять. А для этого надо туда, где решения принимаются.

- Если бы мы были настойчивее с Крымом, был бы Донбасс, как думаете?

- Нет, потому что это, как правило "трех "да" в НЛП - три "да", и дальше он согласен на большее "да". Крым - это способ при попустительстве державы захватить украинскую территорию. Тогда рассказывали, что санкциями задавим, и Крым будет наш. Поэтому первое "да" прошло очень легко. И там действительно большое количество людей за Россию, 50 на 50. Если бы не было прецедента и сказочной лёгкости, с которой мы отдали Крым, то не было бы ничего. А на Донбассе пошло сопротивление. Ну, и методы подавления сопротивления были изощреннее.   

Информационную войну мы не ведем, мы забыли о ней. Из-за этого Донбасс, о котором никто в России не говорил, в таком состоянии. Если говорим про Донбасс, где 60% украинцы, где реально большая часть людей не поддерживает этот шабаш, это несправедливо и незаконно - отдавать. Если мужчина идет и видит, как избивают женщину, на его глазах избивают более слабого, он не должен промолчать и пройти мимо - это аксиома. То, что происходит на Донбассе, это избиение слабых людей.

Разговаривала корреспондент ТСН Наталка Писня

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции