Что не так с флешмобом #яНеБоюсьСказати

© Reuters
Такие темы, как насилие над женщинами, нужно поднимать и обсуждать – но не таким способом.

В этом маленьком тексте я не могу раскрыть все аспекты, связанные с проблемой насилия. Я не расскажу, как профилактировать насилие, не расскажу, как оценивать поведенческие риски, не расскажу, как терапевтировать детей, как обучать детей реакции на насилие. Не успею рассказать, что чувствует мужчина-насильник. Не смогу помочь конкретным женщинам.

Я расскажу об общем подходе, которого не хватило нашему обществу и социальной системе во время проведения флешмоба. Я покритикую, хотя критиковать всегда легче.

Когда проводятся какие-то массовые мероприятия, рядом всегда дежурят скорые медицинские и пожарные службы. Так как чем больше людей принимает участия в акции – тем больше вероятность того, что кому-то станет плохо, кого-то заденет декорацией, кого-то толкнут, а у кого-то будет обострение хронического заболевания. И это понятно. Много людей – много эмоций, много адреналина.

Помните, как в 90-е годы врачи-целители "кашпировско-чумаковского" разлива лечили большие группы людей, сидящих у телевизоров? Через 3-4 года после этих сеансов были проведены исследования и взяты десятки интервью у пострадавших. Люди оказались пострадавшими от невинного "лечебного" воздействия. У них начинались расстройства сна, тревоги, обострения заболеваний. Странно, да? Ведь им давали позитивный посыл: что все рассосется и зарубцуется.

Читайте также: Соцсети - место, где рождаются иллюзии

Дело в том, что воздействуя на большие группы людей, не контактируя с ними лично, нельзя точно предугадать, каким будет результат. И чем конкретным это закончится для конкретных людей. Это узнают только врачи и психологи – и то только те, к которым обратятся пострадавшие.

Но ведь подобные флешмобы это позитив, возразят мне. Да, это позитив. На людей воздействует очень сильный лечебный фактор – понимание, что ты не один со своей проблемой. Что таких людей много. Что тебя есть кому поддержать, восхититься твоей жизненной стойкостью. И за это можно благодарить флешмоб #яНеБоюсьСказати. Да и вообще, замалчивание болезненной темы – это всегда проигрыш. О ней обязательно нужно говорить.

Как обычно обеспечивают если не уважение, о понимание группе, которую клеймят в обществе, на которую вешают ярлыки? Делают информкампанию. И сейчас я буду рассказывать вам то, что знает любой пиарщик и журналист (их просто учат этому). Хотя это выглядит сложно, на самом деле – делается обычно просто.

1-й шаг – оценить масштабы проблемы, оценить уровень необходимых вмешательств, риски и пользу от них.

2-й шаг - договориться о ключевых понятиях и понять исторические истоки проблемы. Понять в каком культурном и социальном контексте она существовала и существует.

3-й шаг - подобрать релевантные методы воздействия. Методы применяют самые разные. Главный критерий подбора: насколько воздействие будет снижать риски, которые уже оценены в первом шаге. Методы могут быть даже апеллирующие к человеческим страхам, но исключительно для того, чтобы повысить у общества чувство общей для всех угрозы. В основном же в информационной кампании не давят на страхи, тревогу, агрессию, обиды. А нацеливаются на то, что сможет поддержать баланс между эмоциями и мыслями.

4-й шаг – подготовить и ввести в действие сочетание разных компонентов кампании, которые взаимодействуют между собой. Например, рассказать истории жизни людей с проблемой и тут же показать, как они решаются, начать оказывать необходимые услуги, обеспечить законодательную и административную поддержку для пострадавшей группы или предоставить информацию о существующих услугах и работающих/неработающих законах. И тут же подтверждать социологическими или статистическими данными пользу от кампании. Опять публиковать истории – но уже истории успеха людей.

5-й шаг – оценить кампанию, ее эффект и подкорректировать в зависимости от итогов анализа.

Смысл в том, что общество должно узнать о проблеме, осознать ее, понять, как справиться с ней. Убедиться, что справиться в реальности – возможно. Изменить свое поведение, шаблоны восприятия и так далее.

Но ничего этого не было во флешмобе #яНеБоюсьСказати. Возможно, потому что был спонтанным, а возможно, потому, что исходил из плохой оценки ситуации.

Все это скучно? Но так и только так не придется держать большое количество скорых медицинских бригад и пожарных машин возле арены мероприятия. Так не придется потом расхлебывать побочные эффекты: тревоги, страхи, нерешенные проблемы, усиление агрессии в обществе и даже в сообществе "Фейсбука".

“Я критикую тех, кто не принял участия сам, но бурно приветствовал этот флешмоб и считает его полезным.”

Теперь опустимся на уровень помощи конкретному человеку. Чему учат работников социальных служб? Не трогать руками пострадавшего от насилия, не расспрашивать о подробностях и деталях, если вы не в психотерапевтических отношениях. Но – побуждать говорить о настоящих чувствах, помочь написать заявление о насилии и отправиться с ним к психотерапевту, помочь составить конкретный план действий. Что очень важно: если вдруг предполагается групповая терапия, то только после специального отбора. На самом деле групповая терапия редко применятся в случаях с насилием, так как человек может не справиться с тревогой, и групповая работа только поспособствует ретравматизации пострадавшего. Говоря проще – вторичным травмированием.

Собственно, все это я пишу не для того, чтобы раскритиковать камингауты женщин. Они сильные, смелые и делали свои шаги для решения проблемы. Я критикую тех, кто не принял участия сам, но бурно приветствовал этот флешмоб и считает его полезным.

Женщины, которые были жертвами насилия и не нашли возможность принять участие во флешмобе, могли быть повторно травмированными. У них могли начаться нежелательные реакции психики. И если это произошло, то достаточно быстро проявилось. Я сама в первые два дня флешмоба списывалась с этими женщинами по их инициативе. Почему почти все мои коллеги очень негативно отозвались о флешмобе и предположили плохие последствия? Потому что у женщин после насилия есть традиционный сценарий – одиночество, чувство вины, заниженная самооценка, сексуально акцентированное поведение, склонность к травмам и социальная самоизоляция в случае любой травматизации (даже чтением).

Что касается болезненных реакций на флешмоб со стороны мужчин, то они требуют изучения. Я видела, что флешмоб не только вызвал поддержку мужчин, не только выявил уродов с насмешками в адрес пострадавших женщин, но и болезненно задел мужчин, которые перенесли всю вину на себя или стали тревожиться за своих женщин.

Но то, что флешмоб повысил градус недоверия и агрессии даже в маленьком сообществе "Фейсбука" и не обеспечил всех машинами скорой помощи – это точно.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 2
  • Иван Иванович Иванов Иван Иванович Иванов 8 июля, 18:17 Согласен 5 Не согласен 2 Статья ни о чем. САМОПИАР и все. Если действительно хотите кому то чем то помочь то уж точно не БЛА-БЛА-БЛА текстом. Они хотя бы дали понять Женщинам о том что они не заслуживают варварского отношения с будь чьей стороны. А вы своей статьей кроме САМОПИАРА чем помогли? ответить цитировать
Выбор редакции