Уже не диктатор, уже не последний

© euroradio.fm
Последние три года политика Беларуси была ясна как Божий день - так что случилось то, что должно было случиться.

Вначале этой недели произошло рядовое и ожидаемое событие, которое для многих почему-то стало чуть ли не сенсацией - ЕС снял санкции в отношении Беларуси. На самом делеАлександр Лукашенко и беларуские элиты целенаправленно шли к этому как минимум с 2007 года. Конечно, с переменным успехом. В 2011, после разгонов акций протеста, был даже откат — Европа усилила санкции. Но последние три года политика Беларуси была ясна "как Божий день". Случилось то, что должно было случиться. А то, что это стало неожиданностью для многих... тут, скорее, вопрос желания видеть очевидные факты. Вот с этими банальностями и попробую разобраться. В частности, описать пару причин решения европейских политиков. И к чему это может привести.

История вопроса или тернистый путь из друга ЕС в диктатора и далее в главного контрабандиста на континенте

Итак, начиная с 1997 года беларуские предприятия и беларуские чиновники начали фигурировать в различных списках "нежелательных контактов". Это было связано с референдумом по Конституции. Напомню, по состоянию на начало осени 1996 года в Верховном Совете начало готовится решение об импичменте президенту. И оно действительно могло быть принято. Масла в огонь подливало намерение Лукашенко провести референдум по изменениям в Конституцию. Причём глава ЦИК Гончар публично заявлял, что референдум "по желанию президента" не проводится. Руководителя ЦИК вынесли из собственного кабинета. Парламент забурлил. Кресло под Лукашенко не просто шаталось — оно разваливалось. Спасла беларуского, тогда ещё не диктатора, Россия. При посредничестве РФ было найдено компромиссное решение: президент соглашается с "консультационным" статусом референдума, парламент прекращает процедуру импичмента. Далее просто — за четыре часа до начала голосования Лукашенко "передумал". И захватил инициативу. Референдум прошёл. Был сформирован новый парламент. Не через выборы – это было лишнее. В Верховном Совете было 250 депутатов. В новой Палате Представителей – 110. Эти 110 были назначены из числа "лояльных" или "нейтральных" депутатов ВС. То есть сработала классическая схема "этих хочу, а этих не хочу". Часть оппонентов, как, например, упомянутый Гончар и бывший министр МВД Захарченко, просто исчезли. То есть был человек – и не стало человека. Буквально.

Читайте также: (С)адовая политика: Терновый Лукашенко

Страны ЕС решили занять позицию "игнорирования": воздерживались от контактов с беларускими властями. В 1998 году были введены первые визовые санкции в отношении 130 высших чиновников Беларуси. Но ненадолго. В 1999 году они были сняты.

Причина проста – ЕС надеялся на продолжения и развитие контактов с Беларусью. Ведь на рубеже 1995-1997 годов всерьёз обсуждался вопрос разработки договора об ассоциации с ЕС. Да-да, подобного тому, который Украина подписала не так давно. И в 1995 году после парафирования первого соглашения о партнёрстве и сотрудничестве (действие которого приостановлено, но не отменено) Лукашенко заявлял буквально следующее: "Беларусь сделала первый важный шаг в направлении к главной цели — вступлению в Европейский союз".

Тем временем в самой Беларуси создавался режим власти одного человека. Санкций тогда не было, но список ограничений в контактах рос. В него попали уже и предприятия. Но это, повторю, ещё были не санкции. Санкции (официально объявленные) были применены как политика давления на власть Беларуси в 2004 году, и ввели их США, а не европейские страны. Это был запрет на въезд чиновникам и ограничения в бизнесе. В первую очередь проблемы возникли у финансистов, нефтетрейдеров и торговцев оружием. ЕС думал, обсуждал, проводил бесконечные консультации. И официально ввёл санкции лишь в 2006-м — после очередных президентских выборов и очередной волны репрессий в Беларуси.

Однако кроме официальных санкций была ещё и политика "программ сотрудничества". Фактически была свёрнута вся работа, которая предполагала хоть какую-то передачу перспективных технологий Беларуси. С другой стороны, и ЕС, и США не отказывались от покупки таковых у самой Беларуси.

Далее всё просто — каждая новая электоральная кампания — расширение санкций. Как в отношении чиновников, так и в отношении предприятий. В конце концов дело дошло до блокирования активов не только отдельных компаний, но даже и некоторых дипломатических представительств. То есть то, что называют "санкциями" в отношении РФ — цветочки по сравнению с тем, до чего докатились отношения Беларуси с одной стороны, и ЕС и США с другой.

Условия отмены были так же четки и недвусмысленны:

• освобождение политзаключённых;

• изменение избирательного законодательства и проведение честных и свободных выборов;

• обеспечение свободы СМИ.

Это, так сказать, ТОП-3. К ним периодически добавлялись новые пункты. Или исчезали. Как то свобода вероисповеданий, отказ от политики контрабанды на государственном уровне, отказ от продажи вооружений определённым странам. Всё зависело от того, что происходило в Беларуси. Да и первый пункт нельзя назвать постоянным — список политических заключённых постоянно меняется. Причём Лукашенко научился "задорого" торговать головами оппонентов.

За каждого освобождённого ЕС фактически платит той или иной программой экономического сотрудничества (и даже передаёт технологии). Одного отпускают. Ещё пару садят. И так каждый год. Лукашенко успешно эксплуатирует специфику беларуского права – его оппоненты попадают в места не столь отдаленные по "неполитическим статьям". Беларуские оппозиционеры сплошь и рядом или экономические преступники, или хулиганы. Как, например, один из деятелей националистической организации, который несколько раз "справлял нужду" на памятник беларускому классику и при этом наносил физические и моральные травмы нежным телам и душам беларуских спецназовцев.

Читайте также: Кому вершки, а кому корешки

Поскольку статьи "неполитические", дипломаты ЕС год думают, советуются и решают, есть ли политзаключённые. Если решили что таки да, Лукашенко начинает новый раунд аукциона "сколько заплатите, чтобы я отпустил". Новый цикл, новые деньги, новые возможности.

Это всё происходило, повторю, на фоне усиливающихся санкций. А сами наложенные ограничения с каждым годом всё больше становились привычным фоном. Республика Беларусь существовала и понемногу развивалась. Экономика и политика адаптировались к условиям. Санкции стали восприниматься как погодное явление. Дождь, он ведь есть – и всё тут. Страна продолжала работать, в том числе на рынках ЕС и США, вырабатывая зачастую очень оригинальные схемы. Одним словом, государство-контрабандист. Что, впрочем, соответствует национальному характеру беларусов: имея пять государств-соседей, грех не иметь свой маленький гешефт на "аренде одного метра госграницы".

Так и жили. Обе стороны понимали, что санкции — тупик. Они не дают желаемого результата. Одни не добились смены режима и даже его смягчения. Другие не получают ресурсов для динамичного развития.

Движение друг к другу

Что санкции тупик — это было понятно. Но было понятно и другое: на фоне ограничений на западном векторе беларуская экономика всё больше привязывается к экономике РФ. Что не радовало ни ЕС, ни тот же Минск. Но напрямую решить проблему без имиджевых потерь для одной из сторон было невозможно. Тогда Беларусь начинает искать новые рынки, а заодно и новых союзников. Статистика внешней торговли Беларуси с 2007 года — наилучшая демонстрация процесса. Суть проста. Не просто сбывать продукцию, а стать чрезвычайно важным игроком в одной или нескольких странах. Так возникла загрузка прибалтийских (в первую очередь литовских) портов. Так беларуским стал рынок топлива Украины. Так Беларусь стала посредником для Грузии и Молдовы во время торговых (а для первой и не только торговых) войн. И так Лукашенко получал своих "адвокатов дьявола", которые, возможно, не по своей воле, но лоббировали интересы официального Минска. И делают это по сей день.

Процесс шёл. И украинский кризис стал важным элементом. Но не единственным – позиция Беларуси в 2013-15 годах создавала возможности, позиция РФ позволяла создать площадки. Но не более. Самым важным элементом стала серьёзная работа беларуской власти, которая вылилась в отмену санкций. В частности:

1. Беларуская дипломатия максимально использовала факт предоставления площадки для переговоров. Маленький пример: вы помните где, в каких странах проходили хотя бы последние три встречи "нормандской четвёрки"? То-то. А про Минск почему-то все помнят и знают. Хотя столица Беларуси всего лишь площадка, а уровень переговоров намного ниже. Тем не менее, тот же Лукашенко воспринимается чуть ли не как участник. Или посредник. Усатый дядька, который "сдал в аренду на ночь" пару комнат своего дворца и напоил кофе, комментирует и даёт советы. Это факт и это политика, которой можно учиться.

2. ЕС и США готовы вкладывать в реформы в Украине. Беда лишь в том, что сами украинские элиты не могут назвать ни сроков, ни целей реформирования своей страны. Членство в ЕС — не цель, а метод превращения государства во что-то. Во что? На этом фоне Беларусь начиная с конца 2014 года настойчиво предлагает концепцию реформирования. Себя самой. Чёткий, поэтапный, привязанный к возможной ресурсной базе и временным рамкам план. Выгодное различие с Украиной. То, что реформы называют "модернизацией", "улучшением эффективности" - так не в терминологии дело. Подход прост: на фоне астрономических сумм на спасение Украины скромный бюджет на отстройку Беларуси будет незаметен. А дальше просто: успех и там, и там — и вот европейские политики молодцы, иим есть что сказать электорату. Провал в Украине, но успех в Беларуси — тоже есть что сказать, есть success story. Провал в Беларуси, но успех в Украине — тем более хорошо (беларуский бюджет невелик). Выгодно. И риски малы. С точки зрения европейского рационализма рисковый, но реальный и привлекательный проект.

3. Изменение баланса сил. Дрейф Беларуси в противоположную от РФ сторону облегчает изменение общей системы взаимодействия в регионе. Тем более что Минск ещё с 2013 года шлёт недвусмысленные сигналы. А в 2014, после победы Майдана, только слепой их не видит.

4. И, наконец, превращение своего положения "страны под санкциями" в ресурс. Чего стоит продажа сирийской оппозиции (той самой, которая не ИГИЛ и которая воюет сейчас в том числе и с РФ) 700 с самоходных ПТРК "Корнет". Самое забавное, что сделка проводилась через болгарского посредника за деньги США. Сколько ещё таких сделок осталось вне внимания СМИ — неизвестно.

5. Банальный шантаж. Беларусь начала развивать отношения с Китаем. Но не как страна-посредник, а как потенциальное место для сборки китайских товаров, которые по документам были бы "беларускими". Ну, или, учитывая опыт государства-контрабандиста, американскими, британскими, голландскими. Да чьими угодно. То есть странам ЕС был дан недвусмысленный намёк: "Или приходите вы со своими деньгами и технологиями или к нам на чаёк заглянут китайцы. И тогда мы вместе пойдём к вам".

Лукашенко, Путін і Порошенко у Мінську_1
Reuters
Александр Лукашенко, Петр Порошенко и Владимир Путин по время переговоров в Минске, август 2014-го
Дальше дело техники. Европа и США, наблюдая за развитием кризиса в регионе, приняли решение. Первыми отреагировали Штаты. Ещё в начале 2015 года были сняты все ограничения с беларуской компании "Беларуснефть". Той самой, что добывает нефть в различных странах. В том числе тех, которые не являются друзьями Белого Дома. Пресс-релиз Госдепартамента без слёз читать невозможно. Санкции вводились, потому что беларусы сотрудничали с Иранской государственной добывающей компанией, которая финансировала армию и ядерную программу. И вот, "Беларуснефть" начала сотрудничать... с другой государственной компанией Ирана (других в нефтянке там вроде как и нет). И "пообещала" не скидываться на "иранский реактор". Одним словом — слово дали, США вроде как поверили.

Такая демонстрация как нельзя лучше подходит к фразе, произнесённой Рузвельтом в отношении Самосы - "может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын". Лукашенко не претендовал даже на звание "нашего". Ему достаточно было эпитета "нужный". Или "полезный". Тоже хороший функционал.

Политики ЕС остались в незавидной позиции – упорство в санкциях на фоне изменения отношения других партнёров выставляло их как не очень разумных деятелей. С другой стороны, снятие санкций без движения "навстречу" тоже сулило имиджевые потери.

Лукашенко помог: освободил политзаключённых. Вроде как всех. Или, точнее, всех, которые упоминались в документах европейских чиновников в 2014-15 годах. И сразу посадил трёх правозащитников. Естественно, не по "политике", а как злобных хулиганов. Но дал реальные сроки усиленного режима. Страны ЕС, конечно, ещё обсуждают, являются ли данные личности "политическими". А пока обсуждают, формально политзаключённых в Беларуси НЕТ. Ну чем не шаг навстречу?

Были и другие сигналы. Впервые в истории руководитель ЦИК (та самая, которую обвиняют в фальсификации последних выборов) вдруг изменила позицию и просила беларусов "поддержать" в том числе и оппозиционного кандидата. Так сказать, буйство демократии в действии.

Читайте также: Беларуский де Голль

Естественно, ни о каких системных изменениях в политике речи даже не шло. Но странам ЕС нужна была "картинка" и они её получили. А реальные действия иные — это чрезвычайно интенсивные контакты с ЕС и США в области экономики, науки, координации внешней политики. Маленький пример: на сайте беларуского МИД за последние два месяца только три упоминания о контактах с "ближайшим союзником" - Россией. Зато ежедневные релизы о переговорах, консультациях в других направлениях. А директива президента Беларуси № 3 напрямую предписывает выйти на систему внешней торговли на основе трёх равных осей: рынки ЕС, рынки Таможенного союза и рынки "Большой дуги" - остальных стран, интересных для Минска. Ну и, естественно, выполнение роли страны посредника. Путин ведь обладает колоссальным талантом ругаться с различными государствами. Правда, это не меняет того, что РФ нужны товары – но президент же "поругался". Так в Беларусь на нерест стал приходить лосось, в гаражах начали собирать вертолётные двигатели, а на огородах заколосились киви и папайя.

Таким образом, санкции сняты. Европа, конечно, решила "сохранить лицо" и заявила о том, что оставляет "невъездными" пару человек. Тех, кого обвиняют в убийствах политических оппонентов режима Лукашенко. Ну так эти товарищи, опасаясь за свою свободу и безопасность, и так не особо стремятся попить чайку в кафе с видом на Эйфелеву башню.

Что дальше? Дальше снова работа Лукашенко и его команды. Такая же, как велась на протяжении последних лет и которая привела к отмене санкций. Беларуский режим ведь не стал мягче. Диктаторские методы управления остались диктаторскими методами управления. Просто популярное последние 20 лет слово "диктатор" перестали употреблять применительно к Лукашенко. Сам он при этом не изменился.

Внешняя политика и экономика Беларуси будет развиваться в заданном направлении – динамика контактов со странами Запада высока. Кстати, в Беларусь сегодня приезжает очередная делегация из ЕС. Но если в Киев политики едут поговорить, то тут ключевыми лицами являются вице-президент Европейского инвестиционного банка и представители генерального директората Еврокомиссии по экономическим и финансовым вопросам. Обсуждаемые вопросы соответствуют составу делегации. Как говориться, кто что желает. Одни хотят рассуждать о ценностях и великом. Другие о деньгах и совместном гешефте. А это совсем другой разговор.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 2
Выбор редакции