Судья-стрелок. Будем смотреть сериал или будем думать?

© НАБУ / Facebook
История с Алексеем Бураном должна заставить украинцев всерьез задуматься о том, в какой стране они хотят жить - и начать действовать.

В Одессе пытались задержать одесского судью Алексея Бурана. Ну, или, как выяснилось позже, уже не задержать. А что-то как-то сделать. Что именно и как, никто из участников происшествия внятно объяснить не может. Признаться, я пропустил завязку сего спектакля — занят был. Но как все узнал, вдоволь посмеялся.

Для читателей сего текста, которые возможно пропустили эпичное действо, кратко изложу суть.

• У Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) появилась информация о том, что один из судей, скажем так, возможно, берёт на лапу. Детективы агентства выехали на задержание. При этом, согласно украинскому законодательству, задерживать судью они не имели права. Неприкосновенность как- никак.

• Приехали на место заранее и попытались войти в дом. Как обычно бывает, быстро, резко, неожиданно. Буран оказался не робкого десятка. Он начал стрелять и, возможно, бросать в детективов предметы, похожие на гранаты (по крайней мере, на видео это запечатлено). Забаррикадировался в доме. Короче, сюжет знакомый по дешёвым боевикам. Кстати, видео НАБУ выложило. А зря, могли бы какой-нибудь киностудии продать – кадры бесценны и в определённой мере гениальны.

• В это же время удивительным образом об операции узнают коллеги судьи. И даже Совет судей, который достаточно оперативно высказывает своё возмущение действиями детективов. Вот цитата из документа "Зазначений факт яскраво демонструє те, що останнім часом повага до честі та гідності людини і, зокрема, особи, яка підозрюється у скоєнні злочину, з боку осіб, які проводять оперативно-розшукові або слідчі дії, є повністю знівельованою."

• Одновременно с этим в сети и СМИ появляются сообщения, что судья, как настоящий боец из упомянутых боевиков (ещё бы ведь один против кучи профессионалов ведёт бой), заявляет: "Живым им не сдамся!". Героизм в чистом виде. СМИ новость распространяют.

• Судья совершает попытку самоубийства. Ну, по крайней мере так об этом сообщили обществу. Причём сообщается в том числе и руководством Совета судей.

Судья вроде как исчезает из дома, полного оперативников, "воспользовавшись иммунитетом". НАБУ "устанавливает его местонахождение". Ну а дальше классика. Человек оказывается в больнице. Его осматривают врачи. Если верить сообщениям того же НАБУ, то (тут дам просто цитату): "Після встановлення місцезнаходження суддю оглянули лікарі та знайшли тілесні ушкодження, які, він, ймовірно, наніс собі сам. За висновками лікарів ці ушкодження не становлять загрози його життю та здоров'ю. На тілі судді лікарями також були знайдені ознаки того, що суддя завдавав собі схожих тілесних ушкоджень раніше."

Потом снова классика жанра. Есть человек в больнице. Есть пост охраны и наблюдения. Потом упс... пост есть, а человека – нет.

Читайте также: Что мешает украинцам и беларусам жить хорошо

Что будет дальше, думаю, предугадать не сложно. Исходя из подобных историй последних лет, очень вероятным вариантом видится следующий:

1. Судья исчезнет из страны;

2. Дело будет расследоваться долго. Ну или находиться на рассмотрении в суде долго;

3. Для успокоения общества судью отстранят (что логично — его и так нет на рабочем месте);

4. Пройдёт год, судья вернётся, и вдруг выяснится, что и деньги были не деньгами, а сувенирами, что он действовал в состоянии аффекта и что пистолет, из которого стрелял судья, и не пистолетом вовсе был, а, например, зажигалкой;

5. Дальше дело или пойдет на доследование, или будет закрыто.

6. Судья подаёт иск в суд и решением суда восстанавливается на работе.

Думаете, это нереально? Позвольте не согласиться. Возьмём, например, дело известного экс-ректора Национального университета государственной налоговой службы Петра Мельника. Очень уважаемый и, что самое главное – честнейший человек. Он это даже в суде доказал. История с арестом сего выдающегося деятеля развивалась и закончилась ровно так, как указано в шести пунктах выше. Но если поискать — подобных примеров можно найти множество.

А вот теперь у меня есть несколько вопросов. Ответ на которые поможет раскрыть картинку в её полноте.

Вопросы к НАБУ:

1. Если вы не собирались задерживать судью, зачем было сообщать о задержании на начальном этапе операции? Если сообщили не вы, а слова на сайте Совета Судей "під час проведення і затримання судді Малиновського районного суду" являются недостоверной информацией, когда ждать иска от НАБУ к ССУ о защите чести достоинства и деловой репутации? Тут ведь варианта всего два. Или ваши детективы действительно не знают закон и пытались задержать того, кого задерживать не имеют права, или вас пытаются дискредитировать и обвинить в незнании закона. Причём публично. А это уже требует реакции.

2. Момент, когда судья начал стрелять по детективам. В этом случае им уже должно было бы плевать, есть у него неприкосновенность или нет. Есть факт — нападение на сотрудников правоохранительных органов. Есть факт — в доме ни в чём не повинные люди, значит, стрелок создает угрозу их жизням. В таком случае обычно вызывается спецподразделение, которое не особо вникает в личности и статусы и просто ликвидирует угрозу, а уже потом разбирается. Кстати, не обязательно убивает — способов множество. Почему вместо этого сотрудники НАБУ решили поиграть в детскую игру "тир" и выбрали для себя роль мишеней?

3. Ведётся ли расследование по факту "исчезновения пациента" из больницы? И ведётся ли поиск "загадочной кареты скорой помощи"?

Вопросы к Совету Судей и другим коллегам одесского стрелка.

1. Судебное разбирательство предполагает, да и вообще простые принципы формирования тезисов публичных заявлений предполагают всестороннее изучение ситуации и объективный, непредвзятый анализ фактов. Каким образом руководство Совета судей, находясь в Киеве, столь оперативно получило объективную информацию и сформировало официальную позицию организации? Если такие механизмы существуют, то почему они не применяются в рассмотрении обычных дел в судах?

2. Какими, по мнению Совета Судей, должны быть оперативно-розыскные действия по документированию факта получения взятки, чтобы они подчёркивали, а не нивелировали понятия чести и достоинства судей? Предупредить за три дня?

3. Как руководитель Совета Судей узнал именно о попытке суицида, а не просто нанесении себе травм судьей-стрелком? Если одесский стрелок действительно сам наносил себе травмы ранее, то имеем признаки психического расстройства. Тогда интересно, как он вообще работал судьей и вообще, проводится ли работа по установлению подобных личностей? То есть банальные осмотры судей — всё ли у них нормально со здоровьем?

Читайте также: Почему полицейские были правы

Есть ещё общие вопросы.

Предположим, судья боялся. Кричал, что "живым не сдамся". Странно. Ведь он судья. И знает, что такое правосудие. Если он не виновен, то справедливый суд установит истину. И накажет тех, кто доставил ему такие "неудобства". Если виновен — наказание будет справедливым. И уж никак не смерть. Таким образом, есть три варианта:

1. судья боялся суда – тогда это лишняя демонстрация справедливости украинского правосудия;

2. судья боялся не суда — тогда вопросы и повышенное внимание к "защитникам" стрелка, начиная с первых минут инцидента: тем, кто помогал и помогает ему уйти от правосудия. Много чего и кого может проявиться;

3. такая реакция — плод больного воображения судьи-стрелка. В таком случае возвращаемся к вопросу, как человек с таким больным воображением мог вершить правосудие и при этом иметь репутацию "хорошего судьи". Какие же тогда "плохие судьи"?

Но это так, пока что вопросы. Комментировать дальнейший ход "сериала" желания нет. Примерный сценарий описал выше. Если будут новые кадры экшна с хорошими спецэффектами — посмотрю именно их.

А поговорить хочется о другом. В Украине очень любят слово "права". "Мои права", "права человека", "гарантии прав". Всё это прекрасно и демократично. Но люди забывают азбучную истину. Формула появления прав в графическом отображении имеет форму треугольника. Она замкнута. А на вершинах фигуры три слова. Три R – rights, rules, responsibilities. Права, правила, ответственность. Про это почему-то забывают. Моя ответственность и правила для всех дают права другим. Ответственность других (и моя тоже), помноженная на общие для всех правила дают права мне. Нет правил — не прав. Нет ответственности — нет прав.

Для наглядности приведу три примера.

• Хотите ездить в хорошем общественном транспорте — ваше право. Но ваша обязанность — платить за проезд. И ваша ответственность — не гадить в транспорте. Нет оплаты, оторвали (маленький) кусочек, засунули мусор под сидение — нет хорошего транспорта.

• Ездить на авто — право. Соблюдение ПДД — обязанность. Парковка в неположенном месте, высадка пассажиров во второй полосе — и нарушение правил, и отсутствие ответственности.

• Жить в правовой стране — право. Выполнять законы — обязанность. Выбирать власть — ответственность. Продал голос — нет ответственности. По мелочи нарушил — нет обязанности. В результате забудь о праве жить в правовом государстве.

Судья-стрелок, кстати, превосходно понимал эту формулу. Отсюда и его нервная реакция.

Что касается отношения к проблеме... Каждый выбирает сам. Одни будут дальше смотреть сериал под названием "погоня за судьёй". А другие, надеюсь, задумаются над формулой трёх R. Если последних на каком-то этапе станет больше — быть добру, ведь рано или поздно они начнут действовать. Если нет — будет новый судья, будет новый сериал. Снова и снова.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции