Шеремет. Убийство в прямом эфире

© УНИАН
Существует немало способов избавиться от человека, но в данном случае все напоминает попытку провести "акцию устрашения".

Журналист Павел Шеремет убит. Машина, в которой он ехал на утренний радиоэфир, была взорвана. Самодельное взрывное устройство, мощностью до полукилограмма в тротиловом эквиваленте сработало в самом центре Киева. Если это не пощечина Украине, то что тогда можно считать пощечиной? - пишет Павел Казарин для "Крым. Реалии".

Такие резонансные убийства случаются редко, но запоминаются надолго. Журналист все той же "Украинской правды" Георгий Гонгадзе был убит шестнадцать лет назад, но эта трагедия жива в памяти до сих пор. Однако убийство Павла Шеремета обставлено так, чтобы стать еще более резонансным. Гонгадзе просто исчез – и лишь спустя полтора месяца его тело было найдено в пригородах Киева. Шеремет был убит при помощи бомбы – максимально демонстративно. Акция устрашения, если угодно.

Такие вещи плохо вписываются в версию о "личной неприязни" – способов избавиться от человека существует немало, но в данном случае все скорее напоминает попытку провести "акцию устрашения". Когда важен не только сам факт бесчеловечного убийства, но еще и те круги, которые после него неизбежно начнут расходиться по воде.

Читайте также: Павел Шеремет: Человек и Журналист

Адресаты могут быть самые разные. Одним из них, наверняка, станет сама украинская журналистика, которая не перестает быть одним из наиболее влиятельных общественных институтов. Да, журналистское расследование не становится поводом для автоматических отставок, как в той же Германии, но, тем не менее, даже президент вынужден давать объяснения, если бухгалтерия его кампании становится предметом изучения журналистских коллективов. И если в соседней России СМИ работают с оглядкой на реакцию властей, то в Украине все наоборот – власти принимают решения с оглядкой на то, что после этого о них напишут журналисты.

Впрочем, возможно, что украинская четвертая власть в данном случае и не является конечным объектом атаки. В конце концов, шестнадцать лет назад у всей страны уже была возможность убедиться, чем чревато для власти одно лишь подозрение в причастности к гибели журналиста. Репутационные потери, кризис легитимности, акции протеста – официальный Киев времен Леонида Кучмы после гибели Георгия Гонгадзе еще долго напоминал "хромую утку".

Судя по всему, уроки 2000-го года нынешние власти помнят. Петр Порошенко уже распорядился выделить охрану руководителю "Украинской правды" Алене Притуле, гражданским мужем которой был Павел Шеремет. А глава национальной полиции Хатия Деканоидзе заявила, что раскрытие этого убийства станет для нее "делом чести". Даже если отбросить эмоции и смотреть на вещи инструментально – именно украинские власти заинтересованы сейчас в максимально объективном расследовании. Потому что иначе они оказываются в зоне очень серьезного риска.

“По сути, украинскому государству придется сдавать экзамен на эффективность.”

Нынешние показатели доверия со стороны общества к властным институтам в Украине явно оставляют желать лучшего. По сути, помимо армии и, отчасти, патрульной полиции, все остальные силовые вертикали воспринимаются как неэффективные и коррумпированные. И проваленная в последнее время реформа прокуратуры, и только лишь начавшаяся реформа судебной системы, ставит перед официальным Киевом очень много неприятных вопросов. Особенно когда со стороны общества есть большой запрос на ответы.

Если украинской власти ничего не будет по поводу убийства Павла Шеремета, а взрыв в центре Киева перейдет в категорию нераскрытых преступлений, то голоса критиков будут слышны все отчетливей. А в спину нынешней вертикали дышит украинская оппозиция, которая состоит из популистов и экс-регионалов. И те и другие мечтают о досрочных выборах и, судя по социологии, имеют все шансы резко улучшить свои позиции. В конце концов, в бедной стране легко делать политическую карьеру, спекулируя легкими ответами на сложные вопросы.

По сути, украинскому государству придется сдавать экзамен на эффективность. Доказывать, что оно отличается от самого себя образца шестнадцатилетней давности. Что "дело Павла Шеремета" не превратится в "дело Георгия Гонгадзе". Что оспаривать государственную монополию на насилие – как минимум в центре столицы – не позволено никому.

Потому что именно такая перчатка прямо сейчас брошена ему в лицо.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 1
Выбор редакции