Мифы российской внешней политики

© Reuters
Кремль выстраивает стратегию внешней политики, веря в собственную пропаганду, – и это самое страшное для Украины.

В конце мая Совет по внешней и оборонной политике (СВОП) представил тезисы о российской внешней политике конца 2010-х – начала 2020-х годов. Показательно, что, несмотря на высокий статус авторов доклада (Совет по оборонной политике призван готовить рекомендации для высшего руководства страны), текст тезисов изобилует классическими пропагандистскими мифами, вызывающими смех не только у серьезных аналитиков или журналистов-международников, но даже у более-менее эрудированных обывателей. Вот самые типичные из них:

1. "Путин всех переиграл" и "Россия встала с колен". "Российская внешняя политика последнего десятилетия была в целом удачной. Дипломатия по-настоящему мастерской", – внушают авторы документа. "На новом качественном уровне и пока с терпимыми затратами воссоздана военная мощь. Она позволяет более эффективно отвечать на вызовы все более турбулентного и опасного мира, до известной степени восполнять дефицит других факторов силы — экономической, информационной".

2. "Между Россией и Китаем выстраиваются доверительные и дружеские отношения".

3. Россия входит в тройку великих держав (хотя на самом деле ее экономические показатели остаются на уровне развивающихся стран, а агрессивная внешняя политика подорвала даже неофициальный статус региональной державы). Тем не менее, авторы документа мечтательно констатируют: "Быстрые изменения с открытым результатом, чреватые скатыванием к конфронтации, требуют ответственной и конструктивной, нацеленной в будущее политики великих держав. Сейчас это "треугольник" — Россия, Китай, США".

4. Отрицание и одновременно оправдание аннексии Крыма и развязывания войны на Донбассе параноидальными концепциями о том, что война была неизбежна, и Россия якобы "нанесла упреждающий удар Западу", предотвратив его несуществующие агрессивные планы, и заявлениями о "жизненной важности" Украины для России:

"С запозданием и дорогой ценой, однако в целом получается остановить экспансию западных структур и союзов на территории, которые в России считаются жизненно важными с точки зрения безопасности… Уже 7-8 лет мир, по сути, находится в предвоенном состоянии. Продолжение экспансии почти неизбежно грозило гораздо более опасным столкновением. Россия, увидев еще в 2011-2013 годах неизбежность дальнейшего обострения отношений с Западом и убедившись в бесплодности попыток "договориться по-хорошему", нанесла встречный или упреждающий удар".

5. При этом сама война в Украине предсказуемо называется в документе "братоубийственным конфликтом", в ее развязывании обвиняются современные украинские элиты, а российские власти упрекаются лишь в том, что недостаточно занимались пропагандистской обработкой населения Украины.

Читайте также: Кремлевский шантажист

6. Россия представляется как интеграционный центр, хотя на практике в данный момент теряет последних союзников, включая даже Беларусь. Тем не менее, авторы документа транслируют мантру о том, что России "удалось частично остановить и даже, возможно, повернуть вспять распад постсоветского и исторического российского имперского пространства".

7. Еще одним популярным и многократно повторяемым в документе мифом является тезис о том, что "Россия — оплот международной стабильности и мира, обеспечения свободного развития для всех стран и народов, предотвращения навязывания им чуждых порядков и ценностей, тем более насильственного или через вмешательство во внутренние дела". На фоне последовательно реализующейся последние годы российской геостратегии по дестабилизации всего окружающего ее пространства и захватнической войны против суверенного государства, данный пункт уже не нуждается в дополнительных комментариях.

На первый взгляд кажется, что подобные тезисы уже настолько знакомы нам по кремлевским СМИ, что не заслуживают повторного упоминания. Однако повторение пропагандистских мантр не только в передачах "Киселев-ТВ" или в трудах доморощенных "аналитиков", а в серьезном стратегическом документе, вызывает серьезные опасения. Главная проблема здесь заключается не только в том, что "стратегический аутотренинг" оторван от реальности и противоречит всем объективным показателям усугубляющейся в России экономической стагнации, признаваемой даже самими авторами текста (о чем справедливо заметил в своей статье российский политолог Антон Барбашин).

Гораздо более опасным для Украины и других стран становится сам факт того, что Кремль, как это уже многократно отмечалось разными аналитиками, сам верит в собственную пропаганду, и выстраивает дальнейшую стратегию своей внешней политики с опорой на иллюзорную реальность. Судя по основной направленности этого достаточно противоречивого документа, пропагандистские штампы в нем – это не просто дань конъюнктуре, а фундамент для определения будущего поведения Кремля на мировой арене. Вот лишь некоторые примеры того, что Совет по оборонной политике дает рекомендации на основании уже перечисленных мифологем:

1. Документ призывает Москву делать упор в первую очередь на военную силу. "Военная сила вкупе с ответственной и умелой дипломатией становится важнейшим фактором поддержания международного мира, предотвращения эскалации накопившихся структурных экономических и политических противоречий к глобальной войне", – говорится в тексте. "Целесообразно использовать конкурентные преимущества — восстановленную и модернизированную военную мощь, качественную и компетентную дипломатию", – продолжают авторы.

Читайте также: G1 - один, совсем один

2. В тексте "Стратегии" идет недвусмысленное потрясание "ядерной дубинкой" и упор на том, что только наличие такой дубинки именно у России способно обеспечить выживание человечества: "В нестабильном мире, который все менее управляем, необходимо новое осмысление роли ядерного оружия… как гаранта мира и выживания человечества, обеспечения условий для свободного развития государств и народов. Мир видел, что происходит, когда жесткое ядерное сдерживание ушло на несколько лет из-за слабости России в 1990-е годы. НАТО напала на беззащитную Югославию и бомбила ее 78 дней".

При этом авторы документа выступают резко против любых инициатив по сокращению вооружений. "Мы не рекомендуем возвращение к переговорам по ограничению и сокращению вооружений, по мерам укрепления доверия в прежних формах", – предупреждают они.

3. По "украинскому вопросу" авторы фактически предлагают полное нарушение Минских договоренностей. "Лучше пока иметь полунезависимую, но формально украинскую территорию, которой помогает Россия, то есть по сути "замороженный" конфликт", – советуют они.

4. Кремлевские стратеги призывают активизировать политику "мягкой силы", в первую очередь работу в русскоязычных диаспорах за рубежом. "Остро необходима дальнейшая активизация политики поддержки русской культуры, языка за рубежом, налаживание связей с российскими диаспорами. Это дело не только государства, но и НКО… Необходима прямая точечная поддержка людей, НКО, способных продвигать российские интересы", – рекомендуют авторы.

5. В отношениях с США упор делается на политику "сдерживания". "Цель отношений с США — твердое сдерживание опасных действий особенно в период их приспособления к новой реальности, стимулирование необходимого отказа от революционного демократического мессианизма", – говорится в тексте.

Таким образом, очевидно, что упор на военную силу, акцент на важности ядерного оружия при отказе от сокращения вооружений и провозглашение политики "сдерживания" – это в чистом виде повторение Холодной войны. Используемые в документе "реверансы" по поводу того, что России не стоит втягиваться в гонку вооружений, а отношения с Соединенными Штатами в долгосрочной перспективе могут даже стать союзническими, на фоне таких приоритетов выглядят, мягко говоря, неубедительно. Судя по уровню "аналитики" и сделанным из нее выводам, деструктивный характер российской внешней политики в ближайшее время будет лишь усугубляться. 

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции