Кремль нервничает

© Reuters
Похоже, что в московских коридорах власти происходит нечто неординарное.

11 апреля 2016 года президент России Владимир Путин подписал указ №170, которым исключил из состава Совета безопасности России Бориса Грызлова. Тем же указом из текста указа №159 от 5 апреля 2016 года было исключено слово "постоянного". Эта загадочная фраза означает, что Виктор Золотов, назначенный неделю назад шефом Национальной гвардии и постоянным членом Совета безопасности Российской Федерации, из постоянных членов этого органа переведен в члены простые. Иными словами, статус Золотова в российской бюрократической иерархии существенно понизился. Похоже, что в московских коридорах власти происходит нечто неординарное.

Начнем с Грызлова. Российские журналисты много писали о двух ленинградских школьниках, связанных тесной дружбой и даже сидевших за одной партой – Боре Грызлове и Коле Патрушеве. Их дружба выдержала проверку временем, хотя Коля Патрушев стал сотрудником КГБ СССР, а Боря Грызлов занялся разработкой электронных приборов военного назначения. Вершиной его карьеры в советское время стала должность освобожденного председателя профкома ленинградского производственного объединения "Электронприбор". В Советском Союзе на такие посты обычно выдвигались люди, не способные ни к научной, ни к партийной карьере. После краха СССР Грызлов занимался бизнесом, правда, без успеха. Но после избрания Путина в 2000 году президентом России дела Грызлова резко пошли вверх: благодаря дружбе с Патрушевым за неполных два года из никому не известного петербургского бизнесмена он стал сначала министром внутренних дел, а затем спикером Государственной Думы и председателем Высшего совета партии "Единая Россия". Современникам Грызлов запомнился фразой "Парламент – не место для дискуссий" и тесным сотрудничеством с очередным изобретателем вечного двигателя неким Виктором Петриком. Лишь героические усилия Российской академии наук не позволили Петрику при поддержке Грызлова получить чуть ли не 15 триллионов рублей для повсеместного внедрения изобретенных им чудо-фильтров, якобы делающих самую загрязненную воду пригодной для питья.

В декабре 2011 года, накануне очередного пришествия Путина в Кремль, Грызлова на посту спикера парламента заменил Сергей Нарышкин. Скорее всего, Путин решил: хотя парламент и впрямь не может и не должен быть "местом для дискуссий", заявлять об этом публично неудобно, особенно на фоне разгоравшихся тогда массовых протестов. Грызлов тем не менее сохранил за собой пост постоянного члена Совета безопасности, скорее всего, вновь благодаря протекции своего друга Патрушева, который в 2008 году был перемещен из директоров ФСБ в кресло секретаря СБ. Это свидетельствовало о сильном политическом влиянии Патрушева, поскольку в состав постоянных членов СБ входят люди, занимающие высшие должности в российском госаппарате: президент, премьер-министр, спикеры двух палат парламента, руководители ведущих силовых ведомств, МИДа и так далее. Грызлов же, в нарушение этого принципа, был оставлен постоянным членом СБ исключительно в личном качестве.

И вот теперь Грызлов выведен из состава Совета безопасности. На это можно было бы не обращать внимания, если бы не одно обстоятельство. Одновременно с созданием Национальной гвардии была ликвидирована Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФКСН), а ее руководитель Виктор Иванов какой-либо новой должности в государственном аппарате не получил. Между тем Виктор Иванов дружит с Патрушевым и Грызловым еще со студенческой скамьи. В начале 1990-х годов к трем друзьям примкнул Нургалиев, подчиненный Патрушева по службе в Карельском управлении ФСБ. С начала прошлого десятилетия и до 2008 года группа Патрушев – Грызлов – Иванов – Нургалиев контролировала практически все силовые службы России. Патрушев был директором ФСБ, Нургалиев – министром внутренних дел, Виктор Иванов – заместителем руководителя Администрации президента, отвечавшим за кадровые назначения, входящие в номенклатуру президента, в том числе в силовых ведомствах.

В нынешнем десятилетии Патрушев – секретарь СБ, Нургалиев – заместитель Патрушева по СБ, а Грызлов до 11 апреля 2016 года – постоянный член СБ. Аппарат Совета безопасности не имеет собственных агентурных сетей и силовых возможностей, не контролирует финансовые потоки, а также не отвечает за какие-либо кадровые вопросы. До последнего времени ФСКН была единственной связанной с группой Патрушева структурой, которая имела свою агентурную сеть и полномочия на ведение оперативно-розыскной деятельности, иными словами, представляла собой независимый от других ведомств источник информации и сбора компромата. Итак, похоже, влияние Патрушева и его друзей стремительно сокращается.

Еще интереснее выглядит понижение статуса Золотова. Назначение постоянным членом СБ ставило его в один ряд с руководителями ключевых силовых ведомств – ФСБ, МВД, СВР и Министерства обороны. Это казалось вполне естественным, учитывая, что Золотов является (по крайней мере, так о нем говорят) одним из наиболее близких к Путину лиц, а Национальная гвардия становится ключевым инструментом обеспечения безопасности нынешнего режима и его лидера. Следовательно, произошло нечто из ряда вон выходящее, что побудило Путина, причем всего через шесть дней после введения Золотова в состав постоянных членов СБ, изменить свое же решение.

Понижение статуса Золотова может быть вызвано двумя причинами. Первая – он потребовал для себя слишком широкие полномочия, что вызвало недовольство или, что еще серьезнее, подозрения Путина. В этом случае его исключение из состава постоянных членов СБ – сигнал: "Знай свое место!" Вторая – имел место совместный демарш руководителей силовых ведомств, потребовавших от Путина ограничить роль и влияние Национальной гвардии и ее шефа, которому Путин оказался не в силах противостоять. И в том, и в другом случае, с точки зрения российской бюрократии, Путин потерял лицо. Он либо сам признает, что совершил ошибку, либо вынужден действовать под давлением группы в своем ближайшем окружении. Известно, что ущерб для своего имиджа Путин воспринимает крайне болезненно.

И самое главное, создание Национальной гвардии, реорганизация силовых ведомств, ослабление позиций Патрушева и его группы, странный зигзаг, связанный с членством Золотова в Совете безопасности, происходят на фоне малоприятных для Кремля событий. Экономические прогнозы неутешительны. Попытка "обменять" Сирию на Украину не удалась: Запад по-прежнему требует от Москвы вывести войска из Донбасса и передать контроль над границей Украине. Путин отказался участвовать в саммите по ядерной безопасности, понимая, что ему придется выслушать немало упреков в связи с отказом от сокращения ядерных арсеналов. Скорее раньше, чем позже, будут опубликованы выводы расследования о причинах гибели малайзийского авиалайнера и, вполне возможно, будет официально установлена ответственность России за это преступление. Это порождает растущее напряжение и нервозность в российской верхушке. Оснований для оптимизма у Кремля нет.

Перепечатывается с разрешения Радио Свободная Европа/Радио Свобода

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 4
Выбор редакции