Киев сделал невозможное для Москвы

© Reuters
Прошедший в Киеве Марш равенства - начало большой борьбы для украинцев, которая россиянам все еще не под силу.

От Марша равенства в Киеве ждали многого. В первую очередь ждали, что он станет отличным индикатором того, как страстно люди желают свободы и справедливости.

И он им стал. Кто-то, конечно, хотел бы видеть больше участников или меньше профилактических задержаний. Но от этих ожиданий не меняется главный результат: Марш состоялся, и состоялся достойно.

Он показал не только торжество свободы и уверенности в своих правах. Он подал выразительный пример тем, кто последние годы ломал голову над вопросами: почему у Украины получилось, а у России нет? Почему Украина стремительно вылезает из постсоветского болота бесправия, а Россия падает в тоталитарную пропасть?

В Украине происходит мощная, пусть и непростая, перестройка – проводимая сверху в качестве официальной политики и контролируемая снизу активными гражданами.

Марш равенства в Москве представить невозможно – там происходит деградация всех общественных и властных институтов, которая инициируется сверху в качестве официальной политики и поддерживается снизу гражданами пассивными.

Представителей ЛГБТ высмеивают, над ними издеваются, их убивают.

Закон РФ о запрете гей-пропаганды, предусматривающий штрафы до миллиона рублей, позволяет засудить любую правозащитную организацию за, например, выпуск брошюры о том, что быть геем – нормально. Депутаты Государственной думы считают, что это ненормально, спикеры Российской православной церкви называют такую сексуальную ориентацию грехом, а общественные деятели типа артиста и бывшего священника Ивана Охлобыстина призывают заживо сжигать за гомосексуализм на костре или, по крайне мере, сажать в тюрьму.

Ни разу не состоялся в российских городах санкционированный гей-прайд, его участники и организаторы, которые таки пытались его провести, неоднократно грубо задерживались. И это несмотря на то, что еще в 2011 году Европейский суд по правам человека признал запрет на гей-прайд в России незаконным.

Подростки, уровень суицида которых в России очень высок, испытывают на себе психологическое и физическое насилие за то, что им нравятся люди одинакового с ними пола. Уникальный проект журналиста Елены Климовой "Дети-404", который предусматривает анонимное общение ЛГБТ-подростков и оказание им психологической помощи, вот уже три года пытаются блокировать в Сети, а сама Климова подвергается судебному преследованию. Название ее проекта указывает на суть государственной политики в области прав геев в России: их будто бы нет. Поэтому и проблем никаких как бы тоже нет.

Именно в таком духе высказывается президент Владимир Путин: законодательство в России, говорит он, либеральное, "никакой дискриминации нет", нужно "поменьше выпячивания проблем".

Читайте также: Каминг-аут украинцев

Еще он использует классические риторические приемы: ему, скажем, задают вопрос о правах геев, а он начинает говорить о пропаганде педофилии или запрете работы для женщин. Или ссылается на темперамент жителей Чечни, которые, по его мнению, не одобрили бы однополые браки. Еще он любит шутить на эту тему – не шутить даже, а так, подшучивать свысока: "Слава богу, что не разделись гомосексуалисты! (после акции FEMEN в Ганновере)"; "достали меня с этими однополыми браками" и так далее.

Психоаналитик бы по этому поводу рассказал о таких защитных механизмах "я", как отрицание и вытеснение. Это как дважды два в психоанализе: самый ярый противник чего-либо противостоит этому чему-то громче всех, поскольку это что-то находится внутри него. У самого агрессивного блюстителя морали обычно самые грязные мысли. Кстати, у большинства депутатов Госдумы и региональных российских парламентов, по всей видимости, такие же проблемы с ЛГБТ-темой, как и у Путина.

И, надо сказать, у очень многих россиян статусом попроще. В итоге всюду в России представители ЛГБТ-сообщества сталкиваются с психологическим давлением, дискриминацией и непониманием. Согласно прошлогоднему опросу Левада-ценра, более трети россиян считает, что гомосексуализм – болезнь, которую необходимо лечить, четверть уверены, что это проявление распущенности и дурного воспитания. Одобрение закона о запрете гей-пропаганды в обществе, по данным опроса, растет. Уверенность в том, что геи больны и отсталы – тоже.

Крайние формы такого негативного отношения ужасны. В 2013 году в Волгограде из-за гомофобии изнасиловали и жестоко убили 22-летнего Владислава Торнового. Зверство совершили трое одногодок Владислава, которые считались его приятелями.

Стрелок в гей-клубе Орландо, погубивший более полусотни человек, очевидно, имел еще большие психологические проблемы, чем российские преступники и чиновники-гомофобы.

Дело в том, что у гомофобии и нетерпимости нет национальности. Но есть опасное соседство. Когда ненависть, унижение и пренебрежение возводятся в норму и становятся, как в России, частью государственной политики, под угрозой оказываются прайды, клубы, а главное – люди – по всему миру.

Когда же официальная политика страны подразумевает уважение к правам ЛГБТ-сообщества, мракобесие и злость уступают здравому смыслу и любви. Как минимум, в этой стране. Как максимум – побуждает к таким переменам сначала активных граждан других стран, а потом и их власти. И Марш равенства в Киеве – пример борьбы именно за такую политику и продолжение ее успешного претворения в жизнь. Так что Марш равенства не окончен. Он продолжается.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 14
Выбор редакции