Каминг-аут украинцев

© Reuters
То, что Марш равенства в Киеве состоялся, и состоялся именно так – уже огромное достижение.

Марш Равенства в Киеве был – здесь можно поставить жирную точку и замолчать. Сам факт того, что это мероприятие состоялось, не было отменено в последний момент, прошло безопасно и привлекло в разы больше участников, чем в предыдущие годы – уже огромное достижение.

Как и перед Маршем, после высказались почти все. В основном оценки положительные. Сколько людей было, сколько полицейских вышли охранять участников, как "отработал" город и метрополитен. Сколько политиков и чиновников высокого ранга посетили Марш, чтобы лично убедиться в безопасности участников и засвидетельствовать, что для них слова "права человека превыше всего" – не пустой звук. В какой-то момент мне казалось, что если соотношение участников и полиции можно условно представить как 1 к 5, то соотношение прессы и участников примерно 1 к 1. Все ведущие и не очень издания и каналы были там. Блогеры, фотографы и всевозможные фрилансеры не пожалели времени в воскресенье утром, чтобы лично увидеть, что же происходит на самом деле. И рассказать об этом своей аудитории. Все, кто не смог попасть на Марш, могли смотреть онлайн-трансляцию. Это победа?

Мне не хочется останавливаться на том, о чем уже все высказались – Марш был безопасным. У меня до Марша, во время его проведения и после, появилось несколько других вопросов, которые требуют поиска ответов. Ответов не быстрых, ответов-рефлексий, которые позволят научится на ошибках и двигаться дальше, к достижению того самого лозунга, который кричали участники во время Марша – "права человека прежде всего" и "права человека для всех".

Еще до Марша, обсуждая с моим партнером, во сколько и как мы будем туда ехать, мы затронули вопрос "а зачем этот Марш?", точнее – "неужели одним Маршем можно решить все проблемы, с которыми сталкиваются ЛГБТ-люди?". Нет, одним Маршем и даже десятью Маршами проблемы, а точнее нарушения прав ЛГБТ-людей, не решаются. Марш служит несколько другой цели. Он выводит на улицу и дает голос людям, которые в силу сложившихся в обществе стереотипов и "традиционных ценностей" живут в чулане и вынуждены молчать о том, что у них есть права. Причем этот голос им нужен не для того, чтобы разговаривать с депутатами и чиновниками (эта работа делается по-другому), а для того, чтобы разговаривать с людьми, которые отличаются от них. Марш – это публичная демонстрация того, что в обществе живут разные люди. Но различия – не повод ограничивать кого-то в правах. И если сегодня такое происходит, то задача окружающих – помочь с получением и реализацией этих прав тем, кто их лишен.

С точки зрения обретения "голоса", а также поддержки от так называемого гетеросексуального большинства, Марш вполне справился. Потому что как до Марша, так и во время, поддержка людей, которых проблема нарушения прав ЛГБТ-людей по причине их сексуальной ориентации совершенно не касается, была колоссальной. Возвращаясь к любимым некоторыми циферкам и рискуя нарваться на обвинения в профилировании участников, я бы предположила, что соотношение участников было 1 к 3 – то есть преобладали на Марше вовсе не те, кого многие пренебрежительно называют "сексуальными меньшинствами".

Читайте также: Все, что вы не хотите знать о Марше равенства

И с точки зрения демонстрации такой поддержки я бы сказала, что Марш 12 июня – это коллективный каминг-аут украинцев. Но не тот каминг-аут, когда люди публично сообщают о своей сексуальной ориентации, а разные люди в один голос заявляют, что каждый человек имеет право на права.

Второй момент, который вызывал у меня вопросы и в процессе проведения Марша, и после, это – "а во сколько мне, как налогоплательщице, обходится гомофобия общества, в котором я живу?" Сколько моих налогов потрачено, чтобы обеспечить мою безопасность и ещё 1500 людей, вышедших вчера на Марш равенства? Это во многом риторический и философский вопрос. На самом деле меня не интересует сумма денег в гривнах. Мне не то чтобы их не жалко, я готова потратить их опять, только бы "закрепить успех". Вчера я увидела как слаженно, профессионально и без предвзятости может работать полиция и городские службы. Те, кто не проявлял агрессии к участникам Марша, могли выстроиться вдоль маршрута и демонстрировать свои сообщения, по дороге я имела удовольствие в очередной раз прочитать об ошибочной трактовке сути "Содомского греха" и полюбоваться другими сообщениями контрпротестующих. С другой стороны, кордон из полиции позволил мне избежать удара в голову камнем и той самой "кровавой каши", которую обещали накануне Марша, особенно радикально настроенные оппоненты.

Но это не снимает моего вопроса. Суть этого вопроса, повторюсь, не в том, чтобы посчитать деньги. А в том, чтобы задуматься об уровне гомофобии в обществе, о том, что нужно делать каждый день, а не раз в году, для того, чтобы этот уровень снижать. И это возвращает нас к первому вопросу – "а зачем же Марш?". Так вот, снижать уровень гомофобии – это задача не одного Марша, и даже не десяти Маршей, это та самая и нудная ежедневная работа, которую мало кто видит, ибо о не ней не пишут все издания страны. Но эта необходимая ежедневная работа начинается с открытого и безопасного Марша, с актуализации и публичности проблемы. И с этой задачей вчерашний Марш равенства тоже справился. Тепрь задача – продолжить эту дискуссию и перевести ее в повседневное русло. Отстаивая не только условное "право на улицу" (свободу мирных собраний), но и право быть собой – каждый день и без дискриминации. И для этого нужно намного больше храбрости и упорства, чем для того, чтобы раз в году выйти на Марш равенства.

Ну и последняя ремарка. Мне очень хочется написать "спасибо моя_новая_полиция - экзамен сдан. И результат куда круче, чем на заключительном тесте по курсу "толерантность и недискриминация"!". Но есть два "но" в этой идиллической картинке. Во-первых, и это очень важно, в охране безопасности стояли те, кого мы уже год как привыкли называть "моя_новая_полиция", и те, кого мы еще по привычке называем "милиционерами". В этот день работали разные подразделения и группы полицейских из разных городов. Часть из них не слушала курса по толерантности. Они просто профессионально выполнили приказ. И второе: отрабатывая безопасность, полицейские проводили превентивные задержания тех, кто казался им похожим на потенциальных противников Марша.

Тут-то и случился прокол. Как оказалось, полицейских нужно учить не только основам толерантности (этот урок уже пройден), выполнению приказов без демонстрации личного отношения (этот урок тоже неплохо усваивается), но и тому, как отличить потенциального хулигана от условного хипстера. Двое моих друзей вместо Марша попали в автозак и "прогулялись" в Деснянское РОВД. И если я еще могу понять причину превентивных задержаний и последующих разъяснений и благодарна полиции за мою безопасность в этот день, то я никак не могу понять, почему во время задержаний полицейские забыли курс по правилам общения – никакие меры профилактики не говорят о том, что во время их проведения возможны процессуальные нарушения. Представлять и разъяснять причину задержания нужно каждому, будь то потенциальный нарушитель общественного порядка или случайно "подвернувшийся под руку" хипстер. Это должно стать темой следующих курсов для полиции. Впрочем, судя по реакции руководства, они умеют слушать и учиться на своих ошибках. И мне очень хочется, чтоб те, кто в этом году агрессивно выступал против Марша, тоже начали слушать и учиться на своих ошибках.

В общем, работы у всех нас еще очень много.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 9
Выбор редакции