Другая Европа?

© ТСН.ua
Необходимо понять самое простое условие – Европа никогда не захочет стать такой, как Россия.

Существуют несколько устойчивых мнений относительно Европы, которые иногда называют мифами, иногда преувеличением. Но на самом деле Европа такая, какая есть - со своей историей и со своей современной политической жизнью. В этой жизни есть социалисты, коммунисты, нацисты, неофашисты, консерваторы, в общем, кого там только нет. Один из самых распространенных мифов – у Путина везде есть свои люди. Друзья на самом деле есть, некоторым он даже платит за дружбу, и если в Европе есть сторонники Вашингтона, то неудивительно, что есть и поклонники Москвы. Со вторыми большая проблема, поскольку назвать себя сторонником Путина может только сумасшедший, но использовать его в своей политической жизни кому-то удается.

Я провел несколько недель в Праге за год до "Бархатной революции", когда ехидные чешские диссиденты усмехались, глядя на многочисленные транспаранты, установленные на самых высоких зданиях – "Se Sovětským Svazem na věčné časy" (С Советским Союзом на вечные времена) и добавляли – "и ни секунды больше". Тогда мы чувствовали приближение перемен. А теперь, спустя четверть века, я разочарованно читаю новости о том, как чешские левые побеждают на выборах. Как будто не было Вацлава Гавела, не было 1968 года и советской оккупации Чехословакии. С не меньшим разочарованием я наблюдал, как в Польше после антикоммуниста Леха Валенсы президентом избрали Александра Квасьневского, бывшего комсомольца и лидера Социал-демократической партии, наследницы ПОРП – польской КПСС.

“Спираль истории не превращается в кольцо: она идет не по кругу, а поднимается вверх.”

Значит ли это, что Польша или Чехия вернулись назад, к социалистическому прошлому? Конечно же, нет. Спираль истории не превращается в кольцо: она идет не по кругу, а поднимается вверх. Возвращение к прошлому – нормальное явление в разных обществах, тем более в тех, которые пережили тоталитаризм и коммунистическое единомыслие. Та же Польша при Квасьневском вместе с Чехией и Венгрией вступила в НАТО, а 1 мая 2004 года — в Европейский союз.

Второе мое столкновение с европейской политикой произошло в декабре 2009 года, когда в небольшом итальянском городе Сиена я получал приз за участие "в борьбе за свободу слова". Заместитель мэра Сиены организовал ужин в мою честь, во время которого был любезен и, как многие итальянцы, словоохотлив. Господин Гарибальди много говорил о демократии и необходимости и важности свободы слова. Меня с самого начала удивила его фамилия, а когда он еще и сказал, что был избран заместителем мэра от коммунистической партии, то сочетание – коммунист Гарибальди – я засомневался, все ли так уж хорошо в этой благополучной Европе. Гарибальди же, заметив мое удивление, стал говорить о том, что Ленин – сволочь, Сталин – сволочь, и только Троцкий был настоящим коммунистом. При этом заммэра не уставал говорить о демократии и свободах, уточняя, что ненавидит диктаторов.

Мне часто приходилось сталкиваться с европейскими коммунистами и социалистами – это происходило случайно, когда они вдруг решали рассказать о своих взглядах, подчеркивая, что личные качества или отношения со мной на их политические пристрастия не повлияют. С российскими же дела обстоят ровно наоборот. Как-то на дипломатическом приеме лидер КПРФ Геннадий Зюганов рассказывал мне о том, как ему нравится шведский социализм. Так и сказал – социализм. Ему кто-то уточнил – в Швеции монархия и социализма в зюгановском понимании там просто не может быть по определению, но социальная политика государства в отношении населения – да, одна из лучших в мире.

Странно, но подобное отношение к западной или даже к мировой политике у людей, выросших на постсоветском пространстве в условиях тотальной цензуры и пропаганды, определяет общественное мнение. Нынешняя российская пропаганда построена на традициях советской, при том, что россияне живут в куда лучших условиях, чем их родители и предки – сейчас есть интернет, которым можно пользоваться и получать альтернативную российской пропаганде информацию. Правда, для этого нужно знать европейские языки, а с этим по-прежнему в России и большинстве постсоветских стран большая проблема. Другой проблемой остается устойчивое неприятие другой информации, кроме официальной – прямо из Кремля.

Читайте также: "Брекзит", Трамп... Ле Пен?

Периодически в российской прессе, а по традиции и вообще в постсоветской, как правило, перепечатывающей российские тексты, появляются статьи о предвыборных кампаниях или кандидатов в президенты или премьер-министры в других странах. Лояльность или неприятие иностранного политического лидеров зависит от того, как к нему относятся в Кремле, насколько он может быть выгоден и как относится к Путину. Если вспомнить недавнего друга Путина – бывшего итальянского премьера Сильвио Берлускони, – то в российской прессе о нем всегда писали и до сих пор пишут хорошо или нейтрально (в самом деле, Путин же не может дружить с плохими людьми). При этом в самой Италии до сих пор публикуются статьи о различных правонарушениях, в которых обвиняют бывшего итальянского премьера.

Такая ситуация совершенно не связана исключительно с европейцами: точно так же россияне не могли услышать по российским телеканалам реальную биографию и "подвиги" последнего югославского диктатора Слободана Милошевича, только восхитительные слова в его адрес. Окончательный распад Югославии и начало преследования Милошевича совпало с появлением в Кремле Путина – и это было началом времени, когда все нюансы и перипетии мировой политики становятся известны россиянам исключительно с официальной точки зрения и позиции российской власти. Россияне знали, что Муаммар Каддафи и Саддам Хусейн – лидеры, убитые ненавистным Западом, а что они диктаторы, десятилетиями находившиеся у власти, россиянам было или неизвестно, или все равно.

Вспомните, как освещали российские СМИ предвыборную кампанию в США в 2008 году – почти так же, как сейчас: что только не писали и не говорили в России о Бараке Обаме, какие только эпитеты не придумывали. Думаю, что тогда 99% россиян на самом деле вообще о нем ничего не знали: по телевизору рассказали об Обаме все, что им нужно было знать – по мнению Кремля. История повторилась и с Дональдом Трампом, только сейчас впечатления россиян зависели также от ожидания Путина – новый президент-демократ должен быть лучше республиканца, при котором США ввели санкции против России. Скорее всего, ни Путин, ни его помощники не знали, чем обернется эта история, но на всякий случай россиян настраивали на кардинальные изменения в российско-американских отношениях.

Судя по всему, Путин понимает, что с США ему не справиться, но почему-то полагает, что ему вполне под силу развалить Евросоюз. В предполагаемой стратегии Путина Евросоюз является барьером для триумфального возвращения России в Европу. Не менее реалистичным может быть и банальное желание отомстить европейцам за все моральные страдания, которые пережили советские чекисты и любители имперской модели государственного устройства после развала в конце 1980-х годов Восточного блока и социалистической системы. Поэтому все, что происходит в Европе, освещается в российских СМИ в зависимости от того, какой бы хотел видеть ситуацию Путин.

“Лояльность или неприятие иностранного политического лидеров зависит от того, как к нему относятся в Кремле.”

Европейская и мировая политика не такая прямолинейная, какой бы хотели ее видеть в Москве. Ведь там привыкли к своей политической тактике, основанной на библейском высказывании "Кто не со Мною, тот против Меня", которое взяли на вооружение большевики в борьбе против идеологических противников. Во-вторых, в европейских странах происходит своя борьба политиков и их партий, совершенно не связанных с идеологией "русского мира" или с желанием Путина стать мировым диктатором. Есть политики, которые могут получать моральную и даже финансовую поддержку от Кремля, но их рейтинги, как правило, настолько низки, что только помощь Путина их держит на плаву.

В прошлом году вся российская пресса трубила о предстоящем успехе Национального фронта Марин Ле Пен на местных выборах во Франции, но во втором туре эта националистическая партия не смогла победить ни в одном регионе. Сейчас опросы пророчат Ле Пен уверенный проход во второй тур президентских выборов. Но социология не имеет подтверждений, и США с их неожиданной победой ДональдаТрампа - хороший пример. Что касается социалистов Николя Саркози, с которым Путин мог бы, как писала российская пресса, "поладить", то на тех же местных выборах им не удалось набрать достаточно голосов. А недавно на праймериз кандидатов в президенты Франции "Республиканцев" Николя Саркози и вовсе занял третье место, после чего даже официально заявил, что уходит из политики. Теперь российские СМИ переключились на победителя праймериз Франсуа Фийона из партии "Союз за народное движение" – теперь его прочат в друзья Путина. Хотя Фийон действительно призывал к политическому и экономическому сотрудничеству с Россией, но он отказывал ей в праве быть равной среди членов Евросоюза.

Второй пример – из Германии, о которой российские СМИ пишут как о стране, где хотят избавиться от Ангелы Меркель. Пишут только потому, что Федеральный канцлер Германии сейчас является главным европейским борцом против Путина и его имперской политики. На деле же рейтинг Ангелы Меркель сейчас выше 50 процентов, что, скорее всего, обеспечит ей победу в предстоящих выборах. В то время как пророссийская партия "Die Einheit" (Единство) так и не сможет помочь своему идеологическому фюреру, поскольку немцы скептически относятся к выходцам из бывшего СССР, пытающихся продвинуть российские интересы в Германии.

Читайте также: Тяга к ужасному

У Путина есть две "неудобные" страны – Франция и Германия, поскольку они самые крупные в Евросоюзе и у них ведущие европейские экономики. Это не значит, что Кремль не пытается влиять на другие страны, в том числе и бывшие социалистические – Венгрию, Болгарию, Чехию, Словакию, Сербию. Не стоит забывать и об "особых отношения с греческими левыми. Но победивший недавно на президентских выборах в Болгарии Румен Радев осадил российскую пропаганду напоминанием о том, что он генерал армии страны, входящей в НАТО. И даже выигравший выборы в Молдове Игорь Додон оказался не таким уж "пророссийским", как он нем писали. А чешский президент Милош Земан хотя и говорит приятные для Путина слова, в своей стране никакими властными рычагами не обладает, оставаясь представительской фигурой, не более.

Вся российская политическая жизнь сохраняется и живет за счет пропаганды – на нее тратятся огромные деньги, ее лелеют и берегут, пропагандистов награждают и осыпают шикарными зарплатами. Они стараются, нервничают, кричат и дерутся, но изменить ничего не могут – политику делают политики и политологи, а не пропагандисты, которые пытаются выдать желаемое за действительное.

Необходимо понять самое простое условие – Европа никогда не захочет стать такой, как Россия. Ни ментально, ни тем более попасть в такую катастрофическую экономическую ситуацию. Просто Европа другая, для практически всех россиян неизвестная и непонятная – языков они не знают, книг они не читают. А часть европейцев из-за того, что СССР был закрыт от них, "тлетворного Запада", до сих пор считают, что там по улицам ходят медведи. Ну а те, кто съездил в Россию, точно знают, что привокзальные туалеты – самые вонючие в мире. Европа и Россия – два мира в разных атмосферных слоях. В одном есть свободы и демократия, во втором диктатор Путин и вечная зависть.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 1
  • Дмитрий Николенко Дмитрий Николенко 25 ноября, 22:30 Согласен 6 Не согласен 4 "Россияне знали, что Муаммар Каддафи и Саддам Хусейн – лидеры, убитые ненавистным Западом, а что они диктаторы, десятилетиями находившиеся у власти, россиянам было или неизвестно, или все равно." Замечательно!Шикарно! А кто должен определять, что руководитель страны - диктатор? Президент США после сексуального скандала? Или какой-то блоггер или журналист? Кто дал право какой-то стране решать, кто является диктатором и вводить в стране свои порядке? Что, в Ираке лучше стало после войны? Или жителям Югославии война принесла приятные чувства? А я считаю, что Порошенко диктатор. Он нарушает свободу слова, преследует за политические убеждения... Давайте и его казним! "Вся российская политическая жизнь сохраняется и живет за счет пропаганды – на нее тратятся огромные деньги, ее лелеют и берегут, пропагандистов награждают и осыпают шикарными зарплатами" Вообще шикарно сказано. Я работаю журналистом-пропагандистом. Но зарплата у меня обычная: 30-35 тысяч рублей. Может, конечно, по сравнению с Украиной это и шикарная зарплата, но в России, в том регионе, где я живу, вполне себе средняя... А в Европе пропаганды нет? Там считается вполне демократичным запрещать телеканалы с иной точкой зрения? и объявлять другое мнение российской пропагандой. Обычно на такой шаг идут, когда просто нечего ответить. Можно оспаривать, доказывать, а можно тупо сказать: "Ты пропагандист, ты все врешь". И заткнуть рот. Так конечно проще! ответить цитировать
Выбор редакции