Центральная Азия: страны просвещенного феодализма

© ТСН.ua
Россия, как удав, обхватила центральноазиатские страны более 200 лет назад – и до сих пор их держит, не давая развиваться.

Средневековье в Центральной Азии – это вам не Средневековье в Европе. Пока в Европе злобствовала инквизиция, на кострах горели ученые и их книги, в тиши азиатских дворцов работали сотни светил науки, прославивших себя и своих правителей. Абу Али Хусейн ибн Абдуллах ибн аль-Хасан ибн Али ибн Сина из селения Афшана под Бухарой, известный на Западе как Авиценна, был одним из основоположников современной медицины. Кроме составления медицинских трактатов ибн Сина занимался философией, астрономией, механикой, химией, геологией, логикой, был хорошим поэтом. Его коллега - Абу Абдуллах Мухаммад ибн Муса аль-Хорезми - был основоположником алгебры, или аль-джабр по-арабски. Уроженец Хивы стал одним из крупнейших ученых IX века, он был математиком, астрономом, географом и историком. Расцвет науки, литературы и искусства в Центральной Азии в период Средневековья, IX-XIII века, учеными принято называть "мусульманским ренессансом".

После пронесшейся по Центральной Азии монгольской конницы история пошла вспять – менялись границы государств, одни за другими появлялись завоеватели и освободители, несколько веков развивался, а затем потерял значение Великий шелковый путь. Сейчас многие люди на постсоветском пространстве знают об истории Центральной Азии в основном по трудам российских и советских ученых, часто умышленно и унизительно связывающих развитие центральноазиатских стран с присутствием с начала ХІХ века Российской империи. Оккупация Центральной Азии сопровождалась пропагандой, утверждающей, что "туземцы" были спасены русскими, восхищение древней культурой осталось уделом исследователей. В советских учебниках было написано, что все республики, которых в принципе в нынешних границах не существовало, "добровольно присоединились к России". И только мемуары военачальников рассказывали, как артиллерийская батарея расстреливала Самарканд, как захватывали Ташкент, как окружали Худжанд.

Читайте также: Опустевший престол

Несомненно, Российская Империя инвестировала в Центральную Азию, предполагая получить от колонии дивиденды – хлопок, золото, серебро, самоцветы и другие полезные ископаемые. Центральная Азия всегда была лакомой территорией для разрастающейся империи, куда еще со времен Петра Первого посылали лазутчиков под видом исследователей. Рядом Индия, Китай, выход на азиатские рынки и азиатские богатства, территории, которые в XIX веке были заняты конкурентами-британцами.

Царская администрация в то время особо не влияла на захваченные народы, не меняла культуры и языки, не запрещала религию, пока в 1920-х годах туда, на берега Сырдарьи и Амударьи, в степи Казахстана и горы Кыргызстана, не ринулись большевики. Они оказались самыми кровожадными поработителями, захватывавшими не только территории, но и уничтожавшими древнюю культуру, языки, мусульманские традиции.

После себя большевики оставили огромную территорию с разоренными традициями и практически уничтоженными языками. К примеру, древнейший персидский язык, на котором велось делопроизводство Бухарского эмирата, в 1926-1929 годах был реформирован, перенесен на латиницу, а в 1939-м – на кириллицу. В итоге персоязычное население - таджики Центральной Азии - потеряли возможность пользоваться своим богатейшим литературным и научным наследием. То же произошло с тюркскими языками – узбекским, казахским, кыргызским и туркменским. Чтобы понять трагедию центральноазиатских народов, попробуйте представить, что русский или украинский языки вдруг переводят на китайские либо японские иероглифы, и Пушкина или Шевченко теперь приходится читать сверху вниз.

“После себя большевики оставили огромную территорию с разоренными традициями и практически уничтоженными языками.”

Но главное, за что боролись большевики, это уничтожение ментальности, традиционной культуры и замена ее на советскую эрзац-культуру, чтобы все говорили на русском, забыли религию предков, начали пить водку и поклоняться трупу Ленина в мавзолее. Все "прелести" излюбленных методов советской власти – репрессии, запугивание и насаждение страха на долгие годы – народы Центральной Азии испытали на себе в еще большей степени, чем украинцы. Кроме этого, была огромная миграция, когда эшелонами в Центральную Азию везли переселенцев из России и Украины, немцев с Поволжья и корейцев с Сахалина, крымских татар, чеченцев, ингушей и много других народов, над которыми издевалась советская власть.

Людей, народы перемешивали, не обращая внимания на гибель миллионов, репрессированных и сгинувших в лагерях. В Центральной Азии народно-освободительное движение, так называемые "басмачи", боролось до конца 1930-х годов, наводя страх на комиссаров. В ответ большевики взрывали мечети, сжигали на кострах все книги на арабской графике, уничтожив вместе с Коранами и Хадисами (преданиями о словах и действиях пророка Мухаммада) огромное количество поэтических произведений и научных трактатов. Новая коммунистическая номенклатура из местных большевиков предпочитала отдавать детей в русские школы, женились преимущественно на русских женщинах. Бытовой национализм не исчезал, он процветал, причем переселенное русскоязычное население выдавало себя за спасителей "туземцев", хотя сами еще недавно жили в деревнях.

От неугодных людей советская власть избавлялась точно так же, как везде – сотни тысяч репрессированных, расстрелянных и сосланных в ГУЛАГ, более миллиона человек выдавлено Красной армией в Афганистан и Персию. Места репрессированной интеллигенции занимали те, кто был малообразован, но беспрекословно подчинялся воле партии и правительства. Неудивительно, что за годы советской власти в Центральной Азии был сложен не просто "советский человек" новой, нужной коммунистам формации, но и в то же время безграмотный и подлый, за должность и льготы готовый предавать земляков и открещиваться от собственной культуры, языка и традиций.

Читайте также: Судьба оккупированных

Так продолжалось все годы советской власти – в Москве утверждались первые секретари ЦК компартий республик, из Москвы шли приказы сеять и собирать хлопок, выполнять и перевыполнять план, сбрасывали "разнарядку" - сколько должно быть кандидатов и докторов наук, какой национальности и какого возраста нужно принимать в КПСС, кому можно давать квартиру, а кому нельзя. Развал Советского Союза стал для многих неожиданностью, но в Центральной Азии не растерялись, и в последний год перед кончиной советской империи первые секретари ЦК сами назначили себя президентами. Во главе всех центральноазиатских республик оказались все те же самые коммунисты, объявившие себя демократами и строителями новых независимых государств.

Новая идеология создавалась советскими историками, философами и секретарями парткомов. В Таджикистане вспомнили, что в X веке было государство Саманидов, и национальным героем объявили его основателя Исмоила Сомони. В Узбекистане свою идеологию построили на восхвалении Амира Тимура, Тамерлана, правившего в XIV веке тирана. Когда-то жившие вместе в Бухарском эмирате, Хивинском и Кокандском ханствах, люди не обращали внимания на национальности и, как правило, были двуязычными (двумя основными языками были фарси и тюркский). Но теперь они жили в придуманных большевиками республиках, предъявляя друг другу претензии и споря, кто древнее и лучше.

В советское время в советских центральноазиатских странах много говорили о "народной демократии" и отвратительном "царском режиме". Говорили в том числе и первые секретари, воспитанные в партийных школах. Но, получив власть и став президентами, они сразу забыли, чему их учили. Ислам Каримов стал президентом Узбекистана 24 марта 1990 года. Ровно через месяц президентом Казахстана был назначен Нурсултан Назарбаев. 30 ноября 1990 года президентом Таджикистана назвали Каххора Махкамова. 31 августа 1991 года в нарушение традиций назначать президентами высшую номенклатуру главой Кыргызстана стал президент Академии наук Аскар Акаев, но и он незадолго до этого был избран членом ЦК КПСС. 27 октября 1991 года президентом Туркменистана стал Сапармурат Ниязов, избравший себе титул "Туркменбаши", то есть, глава турмен.

“Россия, как удав, обхватила центральноазиатские страны 200 с лишним лет назад, и до сих пор не дает им развиваться самостоятельно.”

Бессменными диктаторами остаются Каримов и Назарбаев. Во всех других странах произошла замена: вторым руководителем Туркменистана стал личный врач первого, в Таджикистане вторым президентом стал бывший первый секретарь ЦК компартии Рахмон Набиев, а третьим – директор совхоза имени Ленина Эмомали Рахмонов. В Кыргызстане после двух переворотов и трех президентов главой страны стал бывший советский номенклатурный работник среднего звена Алмазбек Атамбаев. Из всех этих стран Туркменистан, в большей степени, и Узбекистан - в меньшей - дистанцируются от кремлевской политики, остальные полностью зависимы от расположения Путина, в 2000 году объявившего о необходимости восстановления отношений между постсоветскими странами. Три страны – Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан - зависят от России из-за того, что более 3 миллионов гастарбайтеров зарабатывают на пропитание своих семей в российских регионах. Если у Кремля возникают какие-то разногласия с какой-либо из центральноазиатских стран, моментально поднимается тема "русскоязычного населения", с намеком об их защите.

Будущее стран Центральной Азии малоперспективно. Кыргызстан и Таджикистан, благодаря экономической политике своих властей, стали самыми бедными на постсоветском пространстве. Туркменистан самоизолировался от всего мира, там процветает культ личности и диктатура. В Узбекистане серьезное социальное напряжение из-за нескольких перенаселенных регионов, прежде всего Ферганской долины. Казахстан лавирует между Западом и Кремлем, но он больше всего зависит от северного соседа, во-первых, значительной частью "русскоязычного" населения, во-вторых, плохо контролируемой границей с северным соседом. У Кыргызстана такая же проблема, хотя и нет общей границы с Россией – зато у них, как и у Таджикистана, есть российская военная база.

Россия, как удав, обхватила центральноазиатские страны 200 с лишним лет назад, и до сих пор не дает им развиваться самостоятельно. Сколько это будет продолжаться, зависит от того, сколько правящие кланы там смогут сохранять рычаги управления. Исламский фактор, которым так любят пугать в России, не столько несет отрицательный импульс в этих странах, сколько всеобщая безграмотность. Как оказалось, быть просвещенным, уметь читать и писать сейчас мало, нужны знания для развития экономики, но у власти по-прежнему находятся люди, воспитанные в высших партийных школах, где их обучали марксистско-ленинской философии и плановой контролируемой экономике. В итоге эти страны превратились в некое подобие постсоветского феодализма.

Делать прогнозы о развитии Центральной Азии невозможно, по крайней мере пока не появится новое поколение менеджеров, способных не только вырвать свои страны из российских объятий, но и попытаться интегрировать их в геополитические процессы. Можно совершенно уверенно говорить о том, что светлое будущее центральноазиатских стран возможно, но только без России, без постоянного ожидания окрика из Кремля и его совершенно непонятных притязаний на свою ведущую роль. Однако учитывая нынешнюю ситуацию, скорее всего, в ближайшие десятилетия политическая и экономическая жизнь центральноазиатских стран будет находиться в состоянии застоя.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

 

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 14
Выбор редакции