Война. Дети

© фото: Нина Грушецкая
Они любят котов и конфеты. Но замирают от каждого громкого звука. В остальном - совсем обычные, милые такие, дети.

Две крошки и их мама. Взялись за руки и бегут по улицам Авдеевки. Дело важное, срочное: в горсовете надо взять пленку - закрыть оконные рамы. Стекло посыпалось от взрывов. Девочки молчат. Вика, мама, плачет.

Их остановили военные. Помочь. Так мы и познакомились, чуть больше года назад. Сначала заочно. В рассказах.

В тот же день мне позвонили те самые военные и попросили привезти детских вещей, еду, все необходимое. В тот раз как-то быстро получилось. Волонтеры, коллеги, моя мама и ее сотрудники. Все несли одежду, еду, игрушки.

Ночью приехали волонтеры, мы загрузили бусик до краев и сразу же поехали на Восток. Это был первый раз, когда я уезжала спокойно, не выдумывая ничего родителям. Они знали, куда я еду, и провожали меня.  Мы махали друг другу через окно. Я была счастливая. Они были грустными. Но уже и немного гордыми.

В темноте мы дважды пробили колесо. И эти мамины бутерброды, когда холодно и с двух сторон черные от ночи деревья, так спасали. И еще кофе из термоса. Сложно поверить, а я и сейчас помню его вкус. А еще запомнилось вот что. Сначала ты едешь по обычной мирной Украине. А потом вдруг за Харьковской областью в глаза и уши начинает лезть война. В воздухе легкий запах гари и боли. Вместо леса уже видишь "зеленку". Потому что наступило утро. Лучи солнца пробиваются сквозь дырявые дорожные указатели.

Вот уже Авдеевка. Терриконы. Коксохим. Жилой массив. Из окна помахали две крошки. Это Карина и Аня. Из подъезда вышла встречать Вика, их мама. Мы начали разгружать вещи из машины. Подтянулись другие семьи.

Сначала ушли вещи. Сандалики. Штанишки. Курточки. Потом еда.

Подскочила женщина, явно любит покрепче. От нее так и веяло алкогольной любовью. И я сначала напряглась. А она… А она начала охать и плескать руками:

- Мамочки, налетайте! Виноград привезли. Быстрее же разбирайте, мамочки!

Потом раздавали балык. Обычный такой, он у нас на каждом прилавке. И тут Вика расплакалась. А я не понимала, почему. Уже спустя год я узнала – тогда они уже месяца полтора не ели мяса… Война.

А у детей другие интересы. Дети налетели на игрушки. Война-не война, а дети – есть дети. И знаете, что больше всего их привлекло? Мыльные пузыри.

Столько радости я еще не видела. Пока взрослые радовались, что готовы к зиме, мы с детьми учились выдувать большие радужные пузырики.

Читайте также: Вся жизнь и немного больше

Потом мы обнялись с Викой на прощанье. И поехали. В дороге все долго молчали. Потому что тоскливо ныло внутри.

После этой поездки мы еще не раз приезжали к Вике в Авдеевку. Это уже любимый город в той стороне. Вот и сейчас я пишу это и ужасно скучаю, и ужасно хочу к ним.

Мы заходим к ней в гости и играем с детьми в прятки. Я прячусь в ванной. Они прячутся за шторой. Потом считаю я. И так несколько раз. И нам страшно весело. А не просто страшно.

В семье у Вики живут еще и два кота. Рыжий – любимец младшей девочки, Ани. Его любит почти так же, как конфеты.

Потом мы выходим на кухню и пьем чай с пирожными. Вика показывает свои потрясающие орхидеи. Потом поднимает полотенце с подоконника.

- Это осколком побило. У нас-то и окон тогда не было.

Потом мы выходим покурить, чтоб без девочек. И Вика рассказывает.

- Мы же переехали недавно. А раньше в доме возле блокпоста прямо жили. И как начинают гатить с той стороны по военным, нам постоянно прилетало за компанию. Окна выбило от взрывов. Клеенкой позакрывали. Да и отопления зимой не было. Потому мы все в одной комнате жили. Двери одеялами позатыкали, чтоб из щелей не дуло. Так и жили.

Чтобы Вика не грустила, муж приносил ей цветы. Почти каждый день. Даже если обстрелы. А Вика каждый день оставалась женщиной. Когда я приезжала к девочкам, она всегда была с прической, накрашенная и с отличным маникюром. И так это удивляло. Как-то я не выдержала и спросила, как, как она умудряется.

- А я се6я так поддерживаю. Вот все плохо, а я красивая. И все смотрят на меня, и настроение у них улучшается. В тот момент, когда я выйду из дома, даже за хлебом или просто мусор вынести, ненакрашенная и без маникюра, все. Это значит, что я сдалась.

Журналист "Сніданку з 1+1" показала трогательные фото семьи в зоне АТО О войне 20 сентября, 18:17

Девочки у Вики веселые, добрые, славные очень. Но они даже когда в Киев приезжали, дергались от громких звуков.

Дома Карина боится спать на втором этаже своей двухъярусной кровати. А Аня прячется от взрывов под одеялом.

- Муж ушел на смену, на завод. А тогда как-то по районам обстреливали. А света нет. И вот слышу – баааах. Совсем рядом. И понимаю – бомбят. Наш район бомбят. Я быстро хватаю девочек, и мы лежим ночью в коридоре на полу и слушаем. Баааах. Обнимаемся. Потом бааааах. Все дрожит. Стекла посыпались. И так раз шесть. Девочки совсем не плакали. Они никогда не плакали.

А вообще, эти крошки ужасно любят конфеты и своих веселых котов. Карина занимается рукоделием. И каждый раз показывает новые поделки. Я не знаю, как они называются. Картины из свернутой бумаги. А Аня – маленькая вредина. Обожает играть в пятки и все время тянет за руки, чтобы мы с ней поиграли.

Они такие обычные, хорошие дети.

Но пока я это пишу, эти обычные, хорошие девчонки под обстрелами в Авдеевке. У них сейчас жарко. И Вика мне сообщает, что сейчас Аня прячется под своим одеялом, чтобы не слышать взрывы.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции