Реабилитация военных: что нужно делать

© Пресс-служба Генерального штаба ВСУ
Военным нужно помочь приспособиться жить "на гражданке" - и этим должны заниматься не волонтеры, а государство. 

Война – это всегда жертвы. И в первую очередь – жертвы среди военных. За время проведения антитеррористической операции на Донбассе Украина уже потеряла более 2000 военнослужащих, ранения получили порядка 7,5 тысяч. 15 июня глава Минобороны Степан Полторак заявил, что только с начала года потери украинских военных (безвозвратные и санитарные) составили 623 человека – и это было еще до усиления активности боевиков, которое мы наблюдаем последних 2 недели.

Говорить о том, что безвозвратные потери – это только убитые, будет совершенно неправильно. Ведь очень многие из почти 8 000 раненых тоже не вернутся в строй. Более того: не факт, что они смогут вернуться в нормальную жизнь.

Семьи погибших – тема сложная и связана во многом с моральными аспектами. Как можно оценить ценность человеческой жизни? Какой должна быть компенсация? Должно ли государство ограничиваться только разовым предоставлением материальных благ (деньги, квартиры и т.д.)  - или необходимо сопровождение семьи какой-то период времени (помощь с трудоустройством, переквалификацией, обучением детей и т.д. – как, например, в Грузии)? Ясно тут одно – мы не вернем тех, кто отдал жизнь за Украину. Однако, как быть с теми, кто отдал за Украину здоровье?

Читайте также: Вооруженные резервисты и имитация бурной деятельности

Вопрос реабилитации военнослужащих – один из фундаментальных, когда мы говорим о той системе ценностей, которая принята в натовских армиях. Ведь неслучайно для поддержки Украины в этом вопросе странами-участницами Альянса был создан отдельный трастовый фонд. На лечение раненых бойцов и обновление реабилитационных центров в Украине в НАТО планируют выделить 2 250 000 евро (на сегодняшний день уже внесено почти 188 000). Однако лечение и восстановление после ранения – это ведь еще не окончательное решение проблемы.

Государство должно понимать, что пока длится война на Донбассе, общество будет продолжать получать физических инвалидов, людей с травмированной психикой, тех, кому просто будет тяжело приспособиться к жизни "на гражданке". Это целый социальный пласт! Его нельзя оставлять без внимания – ведь все эти люди служили Родине. Потому в первую очередь заниматься этим должны не волонтеры – первостепенным является вопрос создания государственной программы по поддержке таких людей и их реинтеграции в общество.

На вопросах лечения, протезирования, проведения операций и т.д. останавливаться не хочется – все это должно брать на себя государство. Тут не может быть двух мнений. А вот о чем есть смысл поговорить подробнее – так это о том, что делать, когда лечебные и реабилитационные курсы завершены. И особого внимания тут заслуживает работа с теми воинами, которым последствия ранений не дают возможность вернуться в армию.

Очень интересен Грузинский опыт в этом вопросе. Ветераны проходят переподготовку и… остаются в армии, но на гражданских должностях. Безусловно, у них есть выбор – однако подавляющее большинство хочет остаться именно в системе Минобороны.

Читайте также: Без призыва не обойтись

Пойдя по тому же пути, Украина может решить ряд важных задач – в первую очередь, кадровую проблему. Люди, прошедшие АТО, как никто другой понимают, что армии срочно нужны перемены. Они знают слабые места, знают, что и где необходимо подтянуть и поменять. Самое важное – у них есть понимание именно военной специфики. Из них могут получаться прекрасные инспектора, хорошие штабные работники, отличные сотрудники департаментов и управлений Министерства. Именно эти люди могут (а значит должны!) стать темы самыми проводниками реформ.

Существование подобной программы позволит людям, которые потеряли здоровье защищая интересы государства, не только не остаться за бортом жизни, но и продолжить приносить пользу обществу. Поверьте, им нужны не жалость и сочувствие – им нужна работа, отвечающая их опыту, и возможность реализоваться.

В гражданской войне в Сьерра-Леоне (длившейся больше 10 лет) поучаствовало более 25 000 человек. Когда война закончилась, правительство (естественно, при международной поддержке) запустило долгосрочную программу профессиональной и социальной интеграции участников боевых действий в общество, включавшую в себя, в том числе, профессиональное обучение и переквалификацию. По результатам программы, 80% бывших участников вооруженных формирований успешно прошли учебную программу и интегрировались в общество, 60% стали наемными работниками или предпринимателями, 66% участников программы реинтеграции отметили, что чувствуют себя принятыми сообществом.

Повторюсь – это не США и не Израиль. Это Сьерра-Леоне. Неужели мы не сможем добиться таких же результатов, как маленькая, но гордая африканская страна?

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 1
Выбор редакции