Что может погубить реформу украинской армии

© Министерство обороны Украины
Если система продолжит производить неэффективных менеджеров, армия не увидит изменений еще несколько десятков лет.

"Реформы! Нужны реформы! Надо проводить реформы" - об этом вещают сегодня с экранов телевизоров, мы читаем об этом в ленте Facebook, слышим в общественном транспорте, в разговорах наших друзей. Да что там – даже бабушки, торгующие семечками, об этом заговорили! Об этом говорит президент, все поголовно члены Кабмина, представители местного самоуправления, интеллектуальная элита и общественные деятели. Вся страна этих реформ ждет, все их хотят и все едины в своем реформаторском порыве. Вот только воз и ныне там – каких-либо действенных системных реформ мы до сих пор не увидели.

Когда говорят о том, что у нас некому проводить реформы, то, обычно, имеют в виду отсутствие во власти людей, у которых есть железная воля для проведения изменений. Да, их действительно не хватает. Но, при желании, таких людей можно найти, дать им должности и полномочия и ждать результата. Вот только есть очень высокая вероятность того, что результатов не будет.

Дело в том, что реформы у нас некому проводить, потому что реформаторам не на кого опереться. Потому что в министерствах, службах, ведомствах, комиссиях и частях просто нет кадров, готовых работать. Наш чиновничий аппарат за долгие годы своего существования довел свой инстинкт самосохранения и способности к мимикрии до абсолюта. Благодаря этому они благополучно пережили реформаторов всех уровней – и собираются переждать нынешний "ветер перемен".

Читайте также: Хребет армии

Армия замов, ведущих специалистов, кураторов и начальников отделов четко усвоила, что высовываться и стремиться что-то менять, – себе дороже. Либо от начальства по шапке получишь, либо отношения с коллегами испортятся. И самое главное: если что-то поменяется, то велика вероятность, что на работе действительно придется работать, а не "отбывать номер". Потому, что бы не случилось, нужно сидеть тихо. Для того, чтобы тише сиделось, но при этом была видимость серьезной и важной работы, создается огромное количество бумаг, документов, справок, формуляров и прочей бюрократической мишуры.

Каждый раз, когда очередной реформатор начинает доводить до подчиненных свои идеи, они встречают их "с глубоким пониманием", затем создают комиссии, чтобы "провести тщательный анализ", и, в итоге, "осознавая всю важность инициативы", сообщают наверх, что предложенные новации "не відповідають чинному законодавству", "не мають затверджених джерел фінансування" и "потребують значних бюджетних витрат". И пока будут устранятся все эти "нестыковки" - глядишь, и реформатора уже с должности снимут или "власть поменяется".

Все это живо напоминает эпизод из фильма "Чапаев". Помните, во время психической атаки каппелевцев: "Ближе подпустим!"? Так и тут: чиновники, имитируя бурную деятельность, затягивают реформаторов в свое бюрократическое болото, чтобы там похоронить под ворохом бумаг.

Инструкции выполняются свято и хранятся трепетно – зачастую даже слишком. В одном из подразделений, которые мы готовили, бойцы получили наряд от вышестоящего командира за то, что начали носить автомат так, как принято его носить в натовских армиях, а не на плече за спиной, как охотник. "Оно, может, и правильно, и целесообразно, - пояснял офицер, - но распоряжения так носить пока не поступало". Пояснил – и отправил весь взвод маршировать под барабан строевым шагом.

Армия в этой системе не стала исключением. Более того, армия как структура сама по себе очень консервативная: эту систему не просто впитала, но и максимально развила. Военная номенклатура быстро "перемалывала" молодых офицеров, и к моменту попадания в высший офицерский состав человек, который с горящими глазами приходил в войска после профильного учебного заведения, уже четко понимал основные заповеди.

Читайте также: Два года АТО. Что изменилось

Когда мы с коллегами занимались подготовкой подразделений в зоне АТО, то не раз сталкивались с тем, что все навыки, которые от нас получали бойцы, становились совершенно никому не нужны, как только они возвращались в части. "Забывайте свое НАТО, - прямо заявляли некоторые командиры. - Тут вам украинская армия!". И, может, они были бы рады командовать по-другому – да не умеют. И боятся. А о том, чтобы выступить с инициативой что-то изменить, и говорить не приходится. Все знают, что инициатива делает с инициатором.

Государство – это сложный организм. А реформа – это сложная операция. И какой бы талантливый не был хирург, без нужных инструментов он операцию не проведет. И аппарат госслужащих (или офицерский состав в случае с военизированными формированиями) – это и есть тот самый инструмент.

Если мы хотим, чтобы реформа в секторе государственной безопасности и обороны Украины состоялась в реальности, а не на бумаге, решение кадрового вопроса становится первоочередной задачей. Тем более, что такую помощь Украине готовы оказать партнеры по НАТО.

Необходимо срочно организовать обучение офицеров среднего звена в иностранных военных ВУЗах, организовать их обучение языкам, чтобы они могли полноценно коммуницировать с иностранными коллегами. В Украине очень важно построить целую систему носителей знаний и ценностей. Нужны люди, способные мыслить по-новому.

В армии должны остаться только те люди, которые готовы работать, способны анализировать и брать на себя ответственность. Мы должны избавить систему от носителей старой идеологии – иначе все реформы увязнут в их "активной бездеятельности", как топор в кадке с тестом.

Если мы начнем заниматься кадрами сейчас, то есть надежда, что через несколько лет мы увидим изменения к лучшему. Если нет – система продолжить воспроизводить таких же потрясающе неэффективных менеджеров. И тогда изменений мы не увидим и через несколько десятков лет.

Присоединяйтесь также к группе ТСН.Блоги на facebook и следите за обновлениями раздела!

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 2
Выбор редакции