Я знаю, о чем мечтает Тимошенко "по Фрейду"

© moscow-live.ru
Мнения 8 апреля, 2011, 14:43 7334 29
Добавить в избранное
Регионалка Инна Богословская была предельно откровенна с ТСН.ua. Рассказала она и о своем диссидентском прошлом, и о "безумно дорогом" белье Тимошенко.

- Увольнение ряда заместителей главы Администрации президента, в том числе, и Анны Герман, и назначение их советниками президента – это продолжение админреформы или разборки между группами влияния в ПР?

- Думаю, это первый показательный шаг президента по отношению к тем соратникам, которые блокируют админреформу. Можно сказать, Виктор Федорович бросил им перчатку. Совершенно очевидно, что президент раздражен тем, что инициативы по этой реформе не выполняются. Думаю, сейчас будет серьезное давление на местные администрации по сокращению численности. Это невероятно болезненный процесс. Все должны понять: время раздачи медалей тем, кто участвовал в избирательной кампании, закончилось. Время, когда нужно было разбирать завалы, прошло. Сегодня время реальных реформ. Без них страна не конкурентоспособна. Поэтому я восприняла этот шаг президента, как начало очень серьезного разговора. Кстати, в эту же логику вписывается перенесение съезда Партии регионов.

- То есть, вы считаете, что должность советников президента по сравнению с должностью заместителя главы АП – это понижение?

- На самом деле, все замы – это сильные политические фигуры. Они будут в команде. Но их статус, безусловно, понизится. Чего не могу сказать об их влиянии.

- Свой уход из ПР в свое время вы объясняли опасением создания коалиции между ПР и БЮТ. Коалиция не состоялась, но сторонники Тимошенко среди регионалов остались. Каково положение в партии сейчас той же группы Клюева?

- Откровенно говоря, эта тема нисходящая. Хотя та доля яда, которая присутствовала в полемике между сторонниками и противниками коалиции с БЮТ в ПР, осталась. У меня хорошие, ровные отношения со всеми. Но при этом я не могу доверять в полной мере тем своим коллегам, кто в свое время чуть не бросили страну в ту дикую Конституцию, которая писалась под этот союз. Там ведь в первом же разделе было написано, что любое средство массовой информации лишается лицензии навсегда, если оно опубликовало дезинформацию. Я могу перечислять и другие перлы, о которых не нужно забывать. В этой Конституции было выписано все чисто по Фрейду: все, о чем мечтала Юлия Тимошенко и некоторые представители ПР, как они видели страну в будущем. Но их видение не совпадало ни с тем, что хочет наше общество, ни с тем, что хочет президент. При всех сложностях его натуры, Янукович хочет войти в историю как президент-реформатор. Это его мегацель с 2006 года, когда он стал премьером. Если хотите – это его внутреннее желание. Поэтому присущая президенту толерантность сейчас трансформируется в очень жесткую требовательность.

Что касается групп влияния в Партии регионов - сейчас идет поиск нового места каждой из этих групп. Нельзя исключать, что это будет связано с жесткой конкуренцией внутри партии. Но войны и публичных разборок, как у помаранчевых, у нас не было и не будет.

- Кто сегодня оказывает влияние на позицию Януковича? Насколько сильна роль его свиты, того же Сергея Левочкина?

- Как настоящий лидер, Янукович одинок. Он достаточно закрытый человек. Он точно не политический тусовщик. Моя точка зрения – влияние на него его окружения очень преувеличено. Мало кто знает на самом деле, что президент думает по тому или иному поводу. Он никогда не высказывает промежуточных точек зрения. Он всех слушает, направляет дискуссию в то русло, в которое ему нужно. Очень преувеличено мнение о том, что кто-то может "нашептать" в уши Януковичу что-то, что приведет к резкому изменению его решения.

- Возобновились разговоры о том, что Янукович может назначить Ющенко премьером. Насколько это вероятно? Насколько президента устраивает премьер Азаров?

- Янукович – это человек дела. Для него слова – малюсенькая упаковочка для большого торта. Он всегда судит по конкретным делам, по конкретной позиции, по эффективности. Судя по его поездкам в регионы, он очень быстро и точно определяет главные темы, и с этого момента включается счетчик. Скажите, пожалуйста, Виктор Ющенко, как премьер, соответствует таким параметрам работы? Нет, конечно. Я лично исключаю возможность назначения Ющенко премьером при Януковиче просто в силу того, что Ющенко хороший идеолог, но абсолютно никакой практик. Ну, если только представить, что Янукович захотел сам одновременно быть президентом и премьером – только при таком условии он может назначить Виктора Андреевича на этот пост.

С другой стороны, для Януковича мерилом является результат. В этом смысле, я убеждена, что ему нужен эффективный премьер-реформатор. Да простит меня Николай Янович, но время наведения административного порядка и ужесточения правил прошло. Мне кажется, мы достигли потолка того, что можно выжать из украинской экономики путем администрирования. Да, Николай Азаров нужен был на этом этапе, здесь сомнений нет. Никто, кроме него, не смог бы с падения минус 15% добиться роста плюс 6%. Это реальное оживления крупных игроков, правильная государственная политика. Правительство стало партнером крупного бизнеса. Но мне кажется, сейчас президент должен определиться с тем премьером, который будет двигаться в русле объявленных президентом реформ и который умеет эффективно работать.

- Реформаторская деятельность Тигипко на посту вице-премьера, похоже, не вызывает у президента и премьера восторга. Да он и сам заявил, что если до лета его многострадальное детище - пенсионная реформа не будет запущена, он напишет заявление об уходе. Как думаете, он уйдет?

- Не знаю, уйдет ли он. Но могу сказать, что он не справился с поставленными перед ним задачами. Не оправдал надежд. Мы оказались в сложной ситуации. С одной стороны, в Администрации президента все нацелены на реформы. С другой - Кабинет министров сформирован как орган, который преимущественно действует административными методами. С третьей – разорвана сегодня связь с парламентом. Вроде бы все являются единомышленниками в глобальном смысле, но горизонтальные связи работают плохо. Эта проблема приводит к несогласованности решений. К примеру, мы слышим одно заявление от представителей Администрации, противоположное – от представителей Кабмина. И третье решение – в парламенте. Но мы учимся. По сути, мы впервые за последние годы получили такую ситуацию, когда власть четко структурирована. Более того, мы посттоталитарное государство. У нас постоянно присутствует опасность завалиться в тоталитаризм. Мы родом оттуда. Поэтому мы четко понимаем, что существует очень тонкая грань между правильно организованной командой единомышленников и переходом к авторитарным методам. Я в Советском Союзе была диссидентом. Вышла в 18 лет замуж, и помню, как у меня с мужем в квартире ночевали советские диссиденты. Не дай Бог опять в собственной стране стать диссидентом и завалиться в авторитаризм. Таких людей, которые придерживаются такого же мнения, как и я, в ПР много.

- Перед выходом из ПР вы заявляли о том, что у вас второе место в партийном рейтинге. Вы по-прежнему удерживаете это место? Какова ваша роль в партии сейчас?

Інна Богословська для ТСН.ua_15
moscow-live.ru
- Сейчас вообще очень сложная ситуация с рейтингами. Во-первых, ПР переживает достаточно болезненный процесс, как и любая партия, которая попадает во власть. Все активные партийные деятели востребованы в исполнительной власти, поэтому парламентская часть ослаблена. Да, появляются новые яркие лидеры, но это не быстрый процесс...

Могу сказать, что уважение ко мне после возвращения в партии выросло многократно. Потому что я поступаю так, как считаю нужным, несмотря ни на что. Меня сдвинуть невозможно и запугать невозможно. У меня в партии прекрасные отношения. Мне комфортно. С другой стороны, в США было до кризиса такое понятие как сверхквалифицированный специалист. Это та фигура, которая точно не может быть нанятым работником, потому что имеет высокую квалификацию и опыт. Но при этом у этой фигуры существует свое мнение, по этой причине ее сложно вмонтировать в существующую систему. Я точно могу сказать, что если будет создана реформаторская команда – это мое место.

- Как глава ВСК по газовым соглашения с Россией, вы говорили, что накопали кучу компромата на Юлию Тимошенко...

- На днях было первое заседание ВСК. То, что мы уже увидели, добившись рассекречивания стенограмм Кабмина, повергло меня в шок. Кроме того, директивы на подписание газовых контрактов Кабмин не принимал, Тимошенко их подделала. На запрос ВСК был получен ответ из органов статистики, что ЕЭСУ не ликвидировано, несмотря на заявления Тимошенко о том, что компании уже 16 лет как нет. Получили данные о фиктивных векселях, которые были предъявлены "Нафтогазу" к оплате после подписания газового соглашения, притом, что Россия знала, что они признаны фиктивными. Все это свидетельствует о том, что с украинской стороны был серьезный сговор. Во имя чего? Зачем? В этом нам еще предстоит разобраться.

Кстати, мои приятели из БЮТ показали мне документ, составленный в штабе Тимошенко, который гласит, что Богословская стала самым опасным оппонентом Тимошенко. И Олегу Медведеву (политтехнологу БЮТ. – Авт.) поручено разработать программу по дискредитации и нейтрализации Богословской (смеется. – Авт.).

Знаете, я когда смотрю на Тимошенко, вспоминаю песню Высоцкого о том, как черная ложь оделась в белые одежды и так ходила по миру, принося горе людям...

- Практически на всех политических ток-шоу вы каким-то удивительным образом появляетесь "в паре" с Тимошенко и программа сводится к вашему личному противостоянию. Откуда у вас эта взаимная неприязнь?

- История наших взаимоотношений с Тимошенко очень давняя. Тимошенко не может понять, откуда я про нее все знаю. Все дело в том, что в то время, как она с Лазаренко уничтожала украинскую промышленность, когда они из газа по 24 доллара сделали газ 80 долларов и "нагибали" все предприятия, требуя заключить контракты с Едиными энергетическими системами, я работала в консалтинге со стороны тех самых заводов, которые уничтожала ЕЭСУ. Первый раз я увидела Тимошенко (тогда я еще не знала, что это она) в соболиной шубе до пят. В таком виде она явилась на завод, перед голодными работягами, которым три месяца зарплаты не платили. Она приехала на мерседесе, кажется (точно не помню, но машина была дорогая), в сопровождении еще двух авто, "открывала двери ногами...". Только потом мне сказали, что это она... Тимошенко я тогда не идентифировала, как фигуру. Мы все знали, что есть Лазаренко, у которого в подручных ЕЭСУ, которая перекрывает глотку всем предприятиям. И когда на украинских заводах платили зарплату колготками и хлебом, ЕЭСУ забирало всю продукцию, перепродавало ее через оффшоры. А в 1994 году Бжезинский написал книгу "Леди в 11 миллиардов". Тогда состояние Тимошенко оценивалось именно в такую сумму. Поэтому рассказывать, что она белая и пушистая, мне не нужно. А еще в 1995 году мне как юристу работница таможни рассказывала, что она никогда в жизни не видела такого нижнего белья, которое она увидела на Тимошенко, когда ее задержали при вывозе контрабанды в десятки тысяч долларов из Украины.

Так вышло, мы с Тимошенко одного года рождения – 1960-го. У нас одного года рождения дочери ... Так получилось, что мы по жизни все время шли параллельно, и всегда, где Тимошенко на кого-то нападала, я этих людей защищала... Я знаю, насколько, это безнравственная алчная страшная сила - лазоренковщина и тимошенничество...

- Расскажите об одном из последних публичных конфликтах вас и Юлии Тимошенко, когда на передаче "Большая политика" Тимошенко обвинила ведущего Евгения Киселева в заангажированности, заявив, что перед эфиром он был у вас в офисе. Вы тогда сказали, что Киселев приходил поговорить о Булгакове...

Інна Богословська для ТСН.ua_4
moscow-live.ru
- Вот за этим столом мы с Евгением сидели (показывает на соседний стол в кабинете. – Авт.). На самом деле, это обвинение Тимошенко свидетельствует, во-первых, о том, что она следит либо за Киселевым, либо за Богословской. Во-вторых, она потеряла всякий контроль над собой и не понимает, что творит. И, в-третьих, она не может даже допустить мысли, что кто-то может быть занят проблемами, не связанными с ней. Просто так сложилось, что в тот день, мы в парламенте, несмотря на разные сложности, проголосовали за мое постановление о праздновании 120-летия Булгакова. Женя сразу отзвонился. Мы с ним несколько раз до этого обсуждали культурологические проекты. Потому как у него мечта - сделать серию документальных фильмов, основывающихся на биографиях людей, рожденных в Украине.

- Неужели он так оперативно отреагировал на решение Рады?

- Это правда! Он мимо проезжал, набрал меня и сказал: я заеду, я тут рядом. Но так получилось, что ехал он минут сорок, потому что попал в пробку. Мы разговаривали 10-15 минут. Он еще плохо себя чувствовал, был с простудой. Рассказал, что хочет сделать большой проект, но у канала нет на это денег, и он попросил поговорить с кем-то из бизнеса, может, кто-то возьмется за финансирование этого проекта... Вот собственно и вся суть разговора. А вообще, если говорить откровенно, Тимошенко всегда общается со всеми, к кому идет на эфир. Спросите хотя бы у Савика Шустера, сколько раз они общались перед эфирами. Но вообще это распространенная мировая практика. Ведущие программ западных телекомпаний всегда общаются с основными спикерам, выстраивают свою политику, сценарии. Но у нас это не принято.

А вы видели реакцию Жени? Он вообще дар речи потерял! С точки зрения политической этики выходка Тимошенко – это просто наглость! Женя даже не знал, с чем я приду в эфир.

Но я хочу вам прямо сказать: я тему Тимошенко доведу до конца. Пусть не сидит, но её преступления должны быть осуждены.

- Ваша конечная цель – ее посадить?

- Да нет, ради Бога, что вы! Я вообще защитник по своей природе, я адвокатом всю жизнь проработала.

- Так, может, тогда выступите адвокатом Тимошенко?

- Нет, я буду адвокатом Украины. Буду защищать страну от этой страшной опасности. Я точно знаю, что Тимошенко не должна быть во власти. На сегодня это самый опасный человек для украинского общества, государства, экономики, морали, если хотите. Она же и под кожу, и в сердце залазит. Люди вытаскивают иконы из рамок и ставят ее портрет. Это страшно. Это нездорово.

- Сейчас активизировалось расследование дела Георгия Гонгадзе, Кучма ходит в прокуратуру, как на работу. Ваша версия – почему власть так рьяно взялась за это дело? Чем это все закончится?

- Да простит меня Господь Бог, я очень долго вообще не верила в то, что Георгий мертв. Я почему-то была глубоко убеждена, что его приютили где-нибудь в Соединенных Штатах по программе защиты свидетелей. Может быть, потому что я не видела самого уголовного дела, экспертиз. Но мы ведь знаем, что даже мать не верит в том, что найденное тело – это труп Гонгадзе. Я точно понимаю, что операция по Гонгадзе была частью большой спецоперации в отношении Украины. Понимаю, что Мельниченко не мог самостоятельно сделать эти записи и провести эту спецоперацию. В то время Украина была поставлена на колени серией скандалов: это и обвинения в поставках "Кольчуг", и дело Гонгадзе, и попытка чуть ли не эмбарго объявить в отношении нашей страны. Это был тяжелый этап, но мы его прошли.

Что касается самих пленок – как юрист, я точно знаю, что их нельзя признавать доказательством по делу, потому что они записаны на цифровом носителе. И экспертиза об идентичности пленок может быть только в одном случае – если будет предоставлено средство записи. Тогда по особенностям этого средства можно сказать, что пленки идентичны. Если нет этого инструмента и это цифровые записи – ни один эксперт вам ничего не подтвердит. Но даже из этих смонтированных-несмонтированных, достоверных-недостоверных пленок четко видно, что Кучма указание на убийство не давал. Я знакома с Кучмой достаточно хорошо. И я убеждена, что этот человек в силу своих психофизических и моральных данных, не мог дать указание убить человека, любого...

- Как вы расцениваете версию о давлении на Пинчука через Кучму вот таким образом?

- Не знаю. Я задавала этот вопрос. Я говорила с Леной (Еленой Франчук, женой Виктора Пинчука и дочерью Леонида Кучмы. – Авт.). В связи с тем, что у сына, у Ромочки, был день рождения, мы общались. Я спросила у нее, так ли это, она сказала: "Нет, ничего такого нет". С самим Витей я не общалась.

- Где вы живете после того, как выехали со скандалом из дома в Рудыках?

- Мы не выезжали со скандалом. Нам устроили скандал на пустом месте. У меня как раз в те дни был юбилей – 50 лет. И кто так иезуитски решил меня поздравить – я не знаю. Но когда в дело вмешался Москаль (нардеп Геннадий Москаль обвинил Инну Богословскую в краже имущества из арендованного дома. – Авт.), а он известный провокатор, я поняла, что это была часть спецоперации в отношении меня.

- Может, у Москаля к вам было что-то личное?

- Какое личное? Он озвучивает кучу всякой грязи в отношении тех, на кого ему укажут. У меня, конечно, на руках есть постановление об отказе в возбуждении против меня уголовного дела в связи с отсутствием события (даже не состава, а события!) преступления. Мы выехали потому, что хозяин стал себя вести не адекватно, дом уже был в залоге у банка. Видно там его начали притеснять, хозяин – старый человек, очевидно, какие-то свои фантазии у него возникли, и кто-то этим воспользовался.

- Где вы сейчас живете? Переехали в аналогичный дом?

- Нет, мы переехали в лучший дом, тоже под Киевом. Но с тех пор никого в моем доме не будет.

 

Интервью записала и подготовила Наталья Мелещук

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Мнения 8 апреля, 2011, 14:43 7334 29
Добавить в избранное
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 29
Выбор редакции