Война памятников

Сергей Жадан
Война памятников подчеркивает, насколько для властьимущих важно перевести все твое недовольство ими в плоскость борьбы с привидениями истории.

Им это всегда удавалось - создать для тебя образ врага, четкий, простой и понятный; сделать так, чтобы ты с ходу включился в эту борьбу с фантомами прошлого, чтобы вгрызался зубами в горло собеседника, или просто - в собственную клавиатуру, пытаясь убедить всех вокруг в необходимости согласиться с твоими собственными аргументами.

Они научились делать это эффектно и непринужденно - через партийную пропаганду и телевизионные новости, через простые действенные лозунги и болезненные риторические вопросы. И даже если ты знаешь, к чему идет и чем все закончится, ты все равно не можешь удержаться и отвечаешь аргументом на аргумент, примером на пример, упреком на упрек, статистикой на статистику, оскорблением на оскорбление, угрозой на угрозу, сбиваясь на истерику и проклятие, призывая к немедленному уничтожению оппонентов (желательно, физическому) и восстановлению справедливости (желательно - через установление диктатуры совести).

В результате они снова получают свой проходной балл и оставляют тебя один на один со своими страхами, фобиями и идеологическими неврозами. Удивительная, но вполне прогнозируемая вещь - как легко подвергается манипуляциям настолько идеологизированное общество, общество, которое так хорошо, казалось бы, разбирается в политике; как просто позволяют втягивать себя в борьбу друг с другом граждане, каждый из которых имеет свое четкое видение дальнейшего цивилизационного развития, каждому из которых давно известны все коварные желания и инициативы отечественных и мировых политиков, каждый из которых не имеет никакого доверия к какой-либо политической силе и каким-либо предвыборным лозунгам.

Но стоит включиться этой сладкой машине пропаганды и агитации, и уже все упомянутые выше граждане, независимо от политических взглядов и геополитических приоритетов, послушно исполняют команды партийных дрессировщиков, обеспечивая этот бесперебойный и безнадежный круговорот политического дерьма в отечественной природе. Чего они, собственно, и добивались.

Но война памятников, которая продолжается в стране уже не первый год и которая особенно активизировалась в последнее время, лишь подчеркивает, насколько для них важным является перевести все твое неудовлетворение ими в плоскость борьбы с привидениями истории, направляя всю твою агрессию и сопротивление не на городской или областной совет, а на памятники и бюсты. Ведь неудовлетворение горсоветом требует какой-то реакции, какого-то ответа и каких-то действий, а вот неудовлетворение бюстами, досками и камнями никаких действий не требует (конечно, кроме действий правоохранительных органов, но это уже будто и не их проблемы).

Более того, это же так удобно - выпустить пар, инициируя сначала установление какого-либо памятного знака, потом спровоцировав акты вандализма относительно него и завершив все это массовыми арестами или массовыми (опять же) акциями солидарности. О каком противостоянии действующей власти может идти речь? О каких социальных проблемах или классовой борьбе? Намного проще разрисовать свастиками памятник Бандере или Пушкину (хотя, все равно не понятно - к чему здесь Пушкин?).

Главное, чтобы при этом не жгли милицейских машин и не выбрасывали из рабочих кабинетов бюрократическую биомассу. Главное, чтобы все опять свелось к войне исторических концепций и ментальных отличий, к противостоянию языков, литератур и конфессий. Главное поддерживать в согражданах страх перед возможными катаклизмами - перед разделениями и присоединениями, реваншами и погромами, насильственными обращениями и добровольными капитуляциями.

Да мало ли какие еще страхи можно лелеять в населении, особенно - имея такой опыт и таких специалистов. Тем более - в результате бережно и успешно проведенной работы с населением, кого-нибудь из нас куда проще убедить в целесообразности борьбы именно с мертвыми, а не с живыми. Во-первых, мертвые, как известно, не кусаются. Во-вторых, есть такая милая некрофильска способность наших сограждан выкапывать умерших с целью проведения воспитательной работы над мощами. Ну, а в-третьих, с мертвыми все это теряет личностный подход, создает необходимый для спокойной совести дистанционный буфер.

Мол, ничего личного - просто такая политическая позиция. И не надо при этом смотреть в глаза этим самым мертвым. В отличие от живых.

______________________________________________________________________________________

Читайте также:

Кто еще о нас расскажет?

Чернобыль остается маркировкой, украинским трендом, с которым нашу страну ассоциируют. Позитивного в подобной идентификации, понятное дело, немного.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 2
  • саня саня 28 февраля, 10:28 Согласен 0 Не согласен 0 а почему глубже тему не раскрыть?в стране идолопоклонников все беды от маразма идут!а маразм и есть памятники,то одним-то другим(предыдущие обычно ломаются),от вечных огней,что греют атмосферу В ПАМЯТЬ,а квартиры живых промерзают от экономии и невозможности оплатить газ...жирует только начальник,который списывает деньги потраченные в Париже,на мытье,покраску и охрану своего личного памятника-а это спошная коррупция. ответить цитировать Спасибоспам
Выбор редакции