Стив Джобс как религия

Матвей Ганапольский
Люди, думается, несут цветы совсем не к магазинам «Эппл». Они, по незатейливой, пусть языческой традиции, кладут их туда, где витает дух Джобса – в компьютерах и телефонах, придуманных им. Точно, как в церкви, где висит священная икона…

Матвей Ганапольский
Матвей Ганапольский
Газеты и Интернет пестрят заголовками: «Умер Стив Джобс. Мир скорбит!»

В статьях описывается, что к магазинам «Эппл» несут цветы и свечи.

Представляете, умер человек, и люди несут цветы не к его дому, а к магазинам, где продаются какие-то компьютеры, телефоны и плееры.

Конечно, они красивые, эти компьютеры и плееры, но всё же!..

Однако, всё это странно лишь на первый взгляд и, при ближайшем рассмотрении, весьма полезно для понимания истинных человеческих ценностей.

И эти ценности – отнюдь не телефоны и плееры.

Можно вспомнить, что подобная искренняя мировая скорбь уже встречалась, когда из жизни ушел папа Иоанн Павел II. Скорбели все – и далеко не только католики. И уже тогда, рассматривая этот феномен всеобщей скорби, многие отмечали две важные вещи – во-первых, папа Иоанн, собственно, не был исключительно католическим пастырем. То есть, он им был, но воспринимался как пастырь общий, как некий неформальный духовный лидер христианства вообще. То есть, у православных были свои иерархи, у протестантов вообще один иерарх – сам Иисус. Но всё равно – было что-то в Иоанне Павле II, что вызывало чрезвычайную к нему симпатию и доверие. И это «что-то» было вполне осязаемым и совсем не специально католическим.

Он много ездил. Благословлял. Призывал к миру. Всегда одевался в белый наряд – это, по традиции, цвет понтифика.

Он очень долго был папой, но за все эти годы никто никогда от него не слышал проклятия или грубости. Конечно, на подобное папа не имеет права, но по его виду было понятно, что ему это несвойственно.

Широко известно, что он ежедневно часами молился, как и положено папе, за всё человечество – он не делил мир на конфессии.

Была еще одна в нем вещь – все знали, что он был болен. Но он преодолевал болезнь, садился в самолёт и летел куда-то в Латинскую Америку, где проводил молебен на огромном стадионе.

Молебен шел часа четыре, но он проводил его стоя.

Люди падали от жары на землю, а он стоял и, как ни в чем ни бывало, и говорил о Боге, и о царствии небесном.

Неудивительно, что при нём его паства в Латинской Америке оказалась наиболее растущей – более миллиона человек в год.

Потом его болезни все прогрессировали, но все видели, как, с трудом, но он всё же залезает в свой «папамобиль», снова едет куда-то, и там молит Бога о  прощении и себя, и всех нас.

А потом, когда он умер, то вселенская скорбь была естественной. И было неудивительно, что его хоронил весь мир, в том числе мир других конфессий. Хоронили не столько Римского папу, сколько обычного немощного старика, который нес миру свет, и во многих вселял надежду.

Таких, несущих идею идеального, называют подвижниками.

Вот сейчас новый римский папа Рацингер – человек тоже «положительный во всех отношениях». Но он и близко не стоит рядом с папой Войтылой.

Просто обычный римский папа.

На первый взгляд, Стив Джобс – полная противоположность каким-то римским папам. Это жёсткий менеджер, с железной волей и несговорчивым характером.

Половина человечества не приемлет его продукцию – все эти «маки-про». Кошмарная, явно завышенная цена, все дополнительные дивайсы продаются отдельно, все новинки хранятся в секрете, презентацию очередного телефона все ждут как национальный праздник. А когда праздник наступает, то всем подсовывают вместо ожидаемого «айфона 5» какой-то обрубок - «4s»!..

Короче говоря, Стиву Джобсу можно было бы поставить в вину ох как много чего, если бы не два важных обстоятельства: именно он уложил своими дивайсами весь мир в наш карман, сделав Интернет по настоящему мобильным – это во-первых.

А во-вторых, он был болен раком, знал об этом и каждый день его похода на работу – это был, согласитесь, человеческий подвиг. То есть, скажем прямо, ему не только приходилось ходить на работу с мыслью, что он смертельно болен, но и придумывать свои удивительные и совершенные устройства, которые «дарили нам свет» - другого определения я им не нахожу.

Поэтому, если вглядеться глубже, то между Иоанном Павлом II и Стивом Джобсом есть мощное единство в профессиональном и личностном посыле – они оба дарили миллионам людей «свет», а самим своим существованием показывали пример героизма и примирения со смертью.

Джобс никогда не читал проповеди, как папа Войтыла. Вернее, ему так казалось.

Однако, ниже я привожу фрагмент его выступления перед выпускниками Стенфорда – прочитайте внимательно - и кто скажет, что это не проповедь?

«Когда мне было 17, я прочитал цитату – что-то вроде этого: “Если вы живёте каждый день так, как будто он последний, когда-нибудь вы окажетесь правы.” Цитата произвела на меня впечатление и с тех пор, уже 33 года, я смотрю в зеркало каждый день и спрашиваю себя: “Если бы сегодняшний день был последним в моей жизни, захотел ли бы я делать то, что собираюсь сделать сегодня?”. И как только ответом было “Нет” на протяжении нескольких дней подряд, я понимал, что надо что-то менять.
Память о том, что я скоро умру – самый важный инструмент, который помогает мне принимать сложные решения в моей жизни. Потому что всё остальное – чужое мнение, вся эта гордость, вся эта боязнь смущения или провала – все эти вещи падают пред лицом смерти, оставляя лишь то, что действительно важно. Память о смерти – лучший способ избежать мыслей о том, что у вам есть что терять. Вы уже голый. У вас больше нет причин не идти на зов своего сердца.
Около года назад мне поставили диагноз: рак. Мне пришёл скан в 7:30 утра и он ясно показывал опухоль в поджелудочной железе. Я даже не знал, что такое поджелудочная железа. Врачи сказали мне, что этот тип рака не излечим и что мне осталось жить не больше трёх-шести месяцев. Мой доктор посоветовал пойти домой и привести дела в порядок (что у врачей означает приготовиться к смерти). Это значит попытаться сказать своим детям то, что бы ты сказал за следующие 10 лет. Это значит убедиться в том, что всё благополучно устроено, так, чтобы твоей семье было насколько можно легко. Это значит попрощаться.
Я жил с этим диагнозом весь день. Позже вечером мне сделали биопсию – засунули в горло эндоскоп, пролезли через желудок и кишки, воткнули иголку в поджелудочную железу и взяли несколько клеток из опухоли. Я был в отключке, но моя жена, которая там была, сказала, что когда врачи посмотрели клетки под микроскопом, они стали кричать, потому что у меня оказалась очень редкая форма рака поджелудочной железы, которую можно вылечить операцией. Мне сделали операцию и теперь со мной всё в порядке.
Смерть тогда подошла ко мне ближе всего, и надеюсь, ближе всего за несколько следующих десятков лет. Пережив это, я теперь могу сказать следующее с большей уверенностью, чем тогда, когда смерть была полезной, но чисто выдуманной концепцией:
Никто не хочет умирать. Даже люди, которые хотят попасть на небеса не хотят умирать. И всё равно, смерть – пункт назначения для всех нас. Никто никогда не смог избежать её. Так и должно быть, потому что Смерть, наверное, самое лучше изобретение Жизни. Она – причина перемен. Она очищает старое, чтобы открыть дорогу новому. Сейчас новое – это вы, но когда-то (не очень-то и долго осталось) – вы станете старым и вас очистят. Простите за такой драматизм, но это правда.
Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его на жизнь чей-то чужой жизнью. Не попадайте в ловушку догмы, которая говорит жить мыслями других людей. Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос. И самое важное, имейте храбрость следовать своему сердцу и интуиции. Они каким-то образом уже знают то, кем вы хотите стать на самом деле. Всё остальное вторично… Оставайтесь голодными. Оставайтесь безрассудными…»

Этот выступление Джобса одновременно и страшное и несущее надежду.

Современный мир циничен, и к проповедникам относится скептически – часто их проповедь имеет целью не более, чем заработок.

Но не в случае с Джобсом – у него было слишком много денег, чтобы лгать.

Говорят, что если ты хочешь рассмешить Бога, то расскажи ему свои планы на завтра. Вряд ли Джобс предполагал, что после смерти станет своеобразной иконой. Однако, человек лишь предполагает…

И люди, думается, несут цветы совсем не к магазинам «Эппл». Они, по незатейливой, пусть языческой традиции, кладут их туда, где витает дух Джобса – в компьютерах и телефонах, придуманных им.

Точно, как в церкви, где висит священная икона, а в небольшой коробочке лежат мощи какого-то святого…

И в этом сравнении нет ничего оскорбительного.

Ни для кого.

_____________________________________________

Читайте также:

Пустить нельзя выгнать – где ставить запятую?

Россия не может определиться, где в вопросе трудовых мигрантов поставить запятую, но ставит жирную точку на собственных гражданах.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции