Срок давности

Сергей Жадан
Истории присуще делать странные ходы, заставляя учиться на своих ошибках и наступать на те же грабли. Кажется, Энгельс называл это диалектическим материализмом.

Тогда, десять лет назад, вся эта история казалась простой и понятной. Непонятным было разве что нежелание большинства граждан страны реагировать на новости, на весь этот "кассетный скандал" , в общем – нежелание граждан в большинстве своем поймать за хвост революционный момент и попытаться изменить что-нибудь вокруг себя.

В то же время сегодня, когда "история с пленками" успела превратиться в затянутый фарс, а все те лозунги и требования, которые выдвигались тогда, вызывают разве что саркастическую улыбку, учитывая историю следствия (мол, все понятно, а чего можно было ждать), нежелание граждан отрываться от телеэкранов и выходить на улицы кажется если и не оправданным, то вполне предсказуемым.

Они всегда сидят, пока дело не коснется их собственных финансовых проблем, пока власть не возьмет за задницу конкретно их, оторвав не только от кресла с телеэкраном, но и от минимальных средств пропитания и гарантий стабильности, которую они так любят. Они всегда с недоверием и осуждением смотрят на настоящих буйных, которые требуют какой-то справедливости, причем не только для себя, к тому же - не только от своего имени, что естественно усиливает подозрения относительно искренности и непроплаченности пикетов.

Они всегда любят акцентировать внимание именно на финансовом аспекте любого противостояния - все они с точностью до копейки знают, сколько кому платят за его потребность в справедливости. Они любят объяснять любые требования причинами именно коммерческого характера.

И я далек от того, чтобы утверждать, что они судят всех по себе: уверен, что лично они не вышли бы на улице даже за те суммы, которые сами всем приписывают. Они бы просто обломались оторваться от телевизора, даже за деньги. Им привычнее оставаться на своих местах, оттуда лучше видно.

Кто тогда составлял основную массу протестующих, тех, кто активно участвовал в том обреченном на поражение "Кучмагейте"? Подозрительная публика, пестрые и нестройные массы недовольных, каждый из которых имел свои причины для неудовольства. И если на Крещатике, во время массовых акций все это выглядело довольно масштабно и убедительно, то "на периферии" счет велся лишь на сотни митингующих, и проживая в городе более длительное время, большинство из них можно было просто знать в лицо.

Старые ветераны нацдемовского движения, адепты проукраинских структур, просвитяне-государственники, крупица интеллигенции, кучка радикалов, небольшие группы студентов, которые выглядели там, по-видимому, наиболее адекватно, какие-то тусовщики и провокаторы, менты и агитаторы, журналисты и националисты.

Где были в это время честные и разгневанные менеджеры и бизнесмены, преподаватели и частные предприниматели, дети и родители, влюбленные и женатые, одинокие и бесстрашные, весь этот мидл класс периода мидл лайф кризиса? Почему они тогда предпочли отсидеться? Почему пришли к мысли, что их все это не касается? Почему перевели все проблемы на политиков?

Той весной, десять лет назад, все очень быстро сошло на нет. Я хорошо помню те следующие несколько месяцев, когда активисты и агитаторы разбрелись по партийным штабам и офисам, поскольку для них это не было поражением - скорее, неприятным моментом долгого и счастливого ковыряния в политических стратегиях.

И кому было дело до униженных и оскорбленных, которые действительно требовали справедливости? Должно было пройти три с половиной года, чтобы все они опять вышли на улицы и площади, причем на этот раз вышли даже те, кто обычно из дома выходит лишь на работу и вынести мусор. Истории свойственно делать странные ходы и комбинации, заставляя собственных субъектов учиться на собственных ошибках и наступать на те же грабли, со достойным лучшего применения упрямством. Кажется, Энгельс называл это диалектическим материализмом.

Вот все говорят о возвращении к девяностым. Мне, в то же время, все это напоминает именно начало двухтысячных, ситуацию десятилетней давности - и Данилыч (пусть даже символично) опять в центре внимания, и настоящих буйных не так много, как хотелось, и большинство сограждан молча сидят, надеясь непонятно на что. Следует, очевидно, ожидать продолжения. Главное помнить, чем все это может закончиться.

И поосторожнее с диалектикой.

________________________________________________________________________________

Читайте также:

Девять лунок для полного счастья

Травматично перестраиваясь со своего героического прошлого в спокойное и умеренное базарное настоящее, первая столица вспоминает традиции противостояния.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 1
Выбор редакции