Пустить нельзя выгнать – где ставить запятую?

Матвей Ганапольский
Россия не может определиться, где в вопросе трудовых мигрантов поставить запятую, но ставит жирную точку на собственных гражданах.

"Мигранты, не знающие русского языка, могут провоцировать напряжение и конфликты на рынках, - с таким заявлением выступила зам. главы Федеральной миграционной службы России Екатерина Егорова. Таким образом она прокомментировала намерение продлить запрет на работу приезжих в сфере розничной торговли. Егорова также напомнила, что мигранты не могут работать в этой области с 2007-го года".Это одна новость.

А вот вторая:

"За последние три года Россию навсегда покинули 145 тысяч граждан. "Объективная ситуация такова, что нам требуется приток мигрантов для эффективного развития экономики. Подавляющее число из них приезжает из стран СНГ - их доля достигает 80%. С начала года в Россию въехали уже около 10 миллионов человек. И без этих мигрантов устойчивое развитие страны невозможно".

Излагая вторую новость, я сделал небольшую хитрость - убрал название ведомства и фамилию докладчика. И когда читаешь обе новости в таком виде, то создается впечатление, что первую новость сообщает власть, а вторую – кто-то из оппозиции, настолько они разные.

Но суть-то в том, что обе эти новости были произнесены на одной и той же пресс-конференции, той самой Екатериной Егоровой.

На одной и той же пресс-конференции сообщили, что, с одной стороны, нас и далее будут ограждать от мигрантов, однако, как выясняется, с другой стороны, мы без них жить не можем.

Как говорят в Одессе: "вы будете смеяться!", но Екатерина Егорова таки права!

Она просто констатирует реалии – Россия хочет дешёвую рабочую силу, чистые улицы, политые газоны и недорогое жильё, но не хочет видеть тех, кому за это платят копейки – тех самых трудовых мигрантов.

Граждане желают всё это иметь, но хотели бы, чтобы мигрант был образован, пах одеколоном и клал кирпич, декламируя поэзию Пушкина. А капусту в овощном магазине он ворочал в хорошем костюме с галстуком.

При этом, вернувшись из какой-то Америки, российские граждане томно вздыхают и рассказывают о тамошней толерантности: "Представляешь, ходила по Чайна-тауну, там никто по-английски слова не знает – и ничего! А в такси индус в чалме еле меня понял – и ничего! Какие же они терпимые к мигрантам!.."

Далее следует пассаж о том, что "индус в чалме" - это совсем не то, что наши, которые "понаехали тут".

И все это умещается в одной голове россиянина.

Что же может сделать государство, если граждане не хотят видеть мигрантов. Правильно, убрать их с глаз долой, чтобы не раздражали. С рынков, к примеру, убрать. Пусть граждане думают, что картошка, которую продает голубоглазый славянин, выросла в Рязани. И вырастил её именно он, голубоглазый. Это российские власти и делают.

Хотя, на самом деле, картошка из Испании, а из вагонов её таскали те же мигранты, которых так не хочется видеть.

Государство в этом своём "оградительном" решении поступает видимо правильно – путь лучше на рынках не будет мигрантов, чем будет поножовщина.

Заставить россиянина любить мигранта власти не под силу.

Но остаются два вопроса: как полюбить этого мигранта и, главное, что сделать, чтобы россияне не уезжали.

Полюбить мигранта, если он не из Украины и Белоруссии, не очень получается, потому что он плохо знает русский язык, боится общаться и живёт общинно.

Конечно, мигранту идут навстречу – для его детей открывают спецшколы, где учат русскому языку. Но это для его детей – именно они через десяток лет будут "коренными россиянами" с прекрасным русским языком, как и полагается детям. Но мигрант первой волны обречён либо работать за копейки до старости, либо, в конце концов, уехать на свою родину, где, за эти годы, не стало лучше.

И выясняется, что в деле адаптации мигранта предлагаются идеи весьма странные.

К примеру, та же Миграционная служба России предложила новую систему отбора необходимой рабочей силы, которую уже иронично прозвали "ЕГЭ" – Единый государственный экзамен. Суть в том, что мигрантам будут предоставлять вид на жительство только в том случае, если они наберут проходной балл. Баллы будут начисляться по девяти категориям: возраст, образование, уровень владения русским языком, стаж работы по специальности, профессиональный опыт, предложение и прежняя работа в РФ, наличие родственников и жилья в стране.

Интересно, что почти подобная система для иммигрантов существует в Канаде и Австралии. Да, в этих странах тебя рассматривают как на вступительном экзамене. Но там ты понимаешь, за что борешься. Согласитесь, пройти это "ЕГЭ", чтобы получить вид на жительство или гражданство для Канады и работать там программистом – это одно. Но проходить эти мучения тут, чтобы, в результате, класть кирпичи на стройке в России – кто пойдет на это? Лучше жить по двадцать человек нелегально в бараке в Подмосковье, потому что предлагаемая система – не более чем фантазия!

Хорошо еще, как я уже сказал, если мигрант из Украины или Белоруссии. Но как можно заработать эти очки, если он из республик Центральной Азии: русский ты не знаешь, а учить его нет времени – нужно работать; образования и профессии у тебя нет, потому что на твоей родине безработица, а для поступления в ВУЗ не было денег; предложений о работе в России нет, да и не могло быть, потому что ты в ней никогда не был. Как и нет у тебя в России родственников и жилья.

У тебя есть только одно – твоя молодость, четверо детей и желание, чтобы они жили счастливей, чем ты.

Что за фантазия – эта система отбора?

Ведь она носит явно заградительный характер – это очевидно!

Видимо России, в конце концов, придется определиться – нужны ей трудовые мигранты или нет?

Если не нужны, то не пускать.

Но если нужны, то не стоять с высокомерным видом, подсчитывая несуществующие баллы в ожидании готовых врачей, учителей, учёных или компьютерных гениев со связями и жильём, а признать, что приезжает та рабочая сила, которая есть, и её адаптация должна стать государственным стратегическим планом.

Обязана стать, потому что они всё равно приедут, но либо будут адаптироваться по этому плану, либо прятаться по чердакам на дачах в Подмосковье.

Кстати, а с кого спросить за 145000 навсегда уехавших за три года?

Ведь мы знаем, что уехали лучшие, - те, кто может работать, кто имеет специальность, кто полон сил и амбиций.

Понятно, что даже миллион мигрантов не заменят этот цвет нации, который продолжает утекать из России.

И не нужно врать, что они едут за богатством – колбасная эмиграция давно канула в лету, – сейчас уезжают за самореализацией.

Но видимо между победными реляциями про нанотехнологии и светлое будущее, лежит та реальность, которая и толкает лучших из России.

Каков же итог?

Он таков: свои уезжают, и нет понимания и умения их остановить.

Чужие приезжают, но и тут нет понимания и умения, как их принять.

И есть еще одно, наиболее удивительное.

Раньше, при СССР, власть скрывала правду, но летели головы виновных.

В нынешней России никто из властей не скрывает правду – все откровенны и правдивы до неприличия.

Но виновных нет.

Более того, они предлагают себя на будущее.

______________________________________________________________________________________________

Читайте также:

Медведев говорит

Каждая фраза Медведева содержала посыл в развитии демократии и превращения России в образец свободы, демонстрировала - путинскому духу пришел конец!

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 2
Выбор редакции