Прощай, "Театр на Таганке". Теперь навсегда

Матвей Ганапольский
Громким скандалом заканчивается история легендарного театра, который считался символом сопротивления советскому режиму.  

Когда Эльдар Рязанов отснял свой знаменитый фильм "Гараж", то его неожиданно запретили к показу в Украине. Понять это было трудно, потому что это были времена "глухой советской вертикали" и то, что показывали в Москве, показывалось по всей стране, потому что получало союзный прокатный сертификат. Тем не менее, советское украинское начальство назвало этот фильм антисоветским и категорически противилось его появлению.

Тогда руководство Киевского дома кино придумало ответный ход – Рязанова пригласили на творческую встречу, и там, в набитом до отказа зале, и был показан "крамольный фильм". После этого разразился скандал, руководство Дома кино было вызвано "на ковёр" и уволено, а свободолюбивые эксперименты были надолго прекращены.

Все, кроме одного.

Именно с разрешения советского украинского начальства в Киеве были разрешены гастроли "Театра на Таганке". Причина была понятна – женам и дочерям высокого руководства, да и самому руководству, очень хотелось вживую посмотреть на Владимира Высоцкого, которого они негласно слушали дома на магнитофонных бобинах, и который был звездой этого театра.

Билетов конечно в продаже и в помине не было, и автор этой статьи, будучи в юном возрасте крепкого телосложения, пролезал на спектакли сквозь тесное окошко туалета "Октябрьского дворца культуры".

Даже те, кто мало интересуется театром, безусловно слышали имя этого тетра и помнят имена легендарных актёров, которые там служили – Золотухина, Демидовой, Смехова, Губенко, Славиной, Сайко, Филатова, Фарады. И, конечно, Высоцкого. Конечно же, маленький зал "Таганки" в советские времена был забит до отказа, и для этого было несколько причин.

Первая – это сам факт необычного появления театра. Юрий Любимов, будучи руководителем актерского курса Щукинского училища, взял практически весь свой курс и, договорившись с московским властями, открыл театр-студию в малопрестижном Доме культуры на Таганке.

Как ему это позволили? Просто! На улице была политическая оттепель- 1964-й год.

Второй причиной были необычный почерк Любимова-режиссера. Он рвал в клочья традиционный советский театр и вместе с художником Давидом Боровским создавал "условный театр", который был прямым наследником театра Мейерхольда и Брехта.

Простое серое полотнище, несколько лучей света, пара вертикально висящих досок – и появлялось эстетически революционное зрелище, куда так хотелось попасть.

Третья причина бешеного успеха – "фига в кармане". Эта новая театральная волна в эпоху затхлости привела к тому, что театр стал как бы клубом для интеллигенции, получившей в самом существовании театра дополнительный моральный протестный импульс. И хотя в самих спектаклях никогда не было и намёка на нечто протестное или антисоветское, протестным было само существование театра. На самих спектаклях после многих фраз были слышны аплодисменты – публике казалось, что актёры "намекают" на нечто политическое, хотя намеков никаких не было.

Ну и, конечно, Владимир Высоцкий. Его концерты, записи, воистину всенародная любовь – всё это было для власти нестерпимо, и она вела с "Таганкой" непримиримую войну простым и надежным средством – запрещая её спектакли.

Тогда спектакли сдавали Управлению культуры. В пустом зале сидели несколько мрачных "товарищей" предпенсионного возраста и смотрели, как на сцене, в серых тряпках, Гамлет-Высоцкий поёт вступительную песню, играя на гитаре. Потом товарищи открывали пьесу "Гамлет" и искали там то, что поёт Высоцкий. Не найдя этого, они запрещали спектакль, потому что "какой-то Высоцкий" не имеет права портить пьесу "великого Шекспира".

Так и жил этот театр, совмещая потрясающие творческие достижения с борьбой за право на эти достижения. Но была и обратная сторона – ежедневная жизнь, а в ней все было непросто.

Любимов был абсолютным творческим диктатором. Когда он вел репетиции, то фонариком из зала давал команды ускорить или замедлить темп. Актеров, их возрастающую "звёздность" он скорее с трудом терпел, чем был ей рад, хотя киносъемки делали его театр более популярным. С другой стороны, он был прав – актер, который думает только о киносъемке и концертных "чёсах", вряд ли думает о спектакле.

Когда я был студентом, то с товарищами по курсу мы ходили на репетиции Любимова, и я был свидетелем, как Семён Фарада отпрашивался на съемку.

- Хорошо, идите, - отвечал Любимов, демонстративно разводя руками и этим показывая нам, что это ему не нравится, но он ничего не может поделать.

Очень трудно описать, как Любимов относился к актёрам. Это была странная вечная претензия, что "я вас вывел из грязи в князи", смешанная с восхищением, когда на сцене была высококлассная игра.

Но Любимов имел на это право – это был его театр. Однако, жизнь начала вносить свои коррективы. В 80-м, в дни Московской олимпиады умирает Высоцкий.

В 1984 году Любимов в знак протеста против бесконечных запретов спектаклей уезжает за границу и начинает ставить спектакли там. При этом, ему запрещают въезд назад, в СССР.

На его место тут же назначают другого театрального гения – Анатолия Эфроса. Но Эфрос - художник с другой эстетикой и другим почерком, кроме того, этот его шаг интеллигенция воспринимает как предательство. Актёры публично протестуют против нового назначения и заявляют, что ждут Мастера.

И тут приходит перестройка - Любимов возвращается. Но это уже другой Любимов – после постановок на Западе и знакомства с западной театральной системой, он предлагает введение в своём театре контрактной системы, чтобы иметь возможность увольнять "балласт". Однако, актеры, которые ждали и боролись за него, себя балластом не считают и воспринимают это как предательство. Но это не все – за время работы на Западе Любимов оброс обязательствами и теперь большую часть времени проводит в европейских столицах на постановках.

Актёрам становится понятно, что "театр-семья" гибнет, и в 1993-м году происходит громкий раскол коллектива – 36 актеров создают "Содружество актёров Таганки" и прощаются с Любимовым навсегда.

Ответив им презрительной улыбкой и назвав предателями, Любимов продолжает руководить театром, но тут свою разрушительную работу начинает время.

"Фига в кармане" больше никому не нужна – все, что хочешь, можно прочитать в прессе. Одновременно, на свет появляются десятки театральных студий, предлагающих даже более радикальные творческие решения, чем Любимов. Постепенно уходит поколение, которое согласно любить "Таганку" за прошлое.

Основные "звезды" стареют и постепенно покидают театр Любимова. Сам Любимов мечется между постановками на Западе и своим театром. Далее появляется Интернет, предлагающий новую эстетику и оттягивающий молодежь. И хотя именно Любимов в своих спектаклях, еще задолго до появления клипов, вводил подобную эстетику у себя, сам он уже не способен конкурировать с предлагаемым разнообразием.

Это не удивительно – Юрий Петрович родился в 1917 году, у него просто нет таких физических сил.

И далее все идет к краху – конфликты с труппой, в основном носящие финансовый характер, усиливаются; на последних гастролях часть труппы отказалась выйти на сцену, пока ей не выплатят положенное, и Любимов, наговорив актёрам резкостей, подал в отставку.

И.о. худрука назначили Валерия Золотухина. Власти попробовали аккуратно посредничать в этой ситуации, но Любимов был непреклонен.

Далее состоялись две пресс-конференции, Любимова и актёров, где они обвиняли друг друга во всех смертных грехах. На этом история легендарной любимовской Таганки видимо заканчивается. Мастер, которому сейчас 94 года, покинул свой театр.

Кто виноват? Можно сказать так: виноваты все. А можно так: никто не виноват.

Разве актёры виноваты в том, что хотят сниматься и жить достойно?

А разве виноват Любимов в том, что хотел максимальной отдачи и преданности театру, который он создал и который делал актеров знаменитыми, давая им всё больше зарабатывать?

Известно, что самое глупое – это обвинять в чем-то жизнь. Она такая, как есть. И Любимов, который прожил экстраординарно долгую и творчески насыщенную жизнь, должен был, как никто, знать – уйти нужно вовремя.

Но он не сделал этого, хотя из театральной практики хорошо известно: максимальный срок работы с одним режиссёром-руководителем – не более 15 лет.

То, что не смогли сделать с театром советские генсеки, сделали само время и сам Любимов.

Конечно, когда-то "Таганку" назовут именем Мастера. Но это будет красивым названием театрального пепелища.

_______________________________________

Стукачи на зарплате

Полиция предлагает официально оплачивать то, что раньше называлось стукачеством. Общество не знает, как к этому относиться.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 1
  • Елена Чернявская Елена Чернявская 5 июля, 18:27 Согласен 0 Не согласен 0 Юрия Любимова я когдато-то очень уважала. За театр, созданный им, за смелые спектакли и, главное, конечно, за Высоцкого (который пил и срывал репетиции не меньше других актеров,но Ю.П. прекрасно видел в нем свою выгоду и знал,что зритель идет только на него). Но вот не стало Владимира и все пошло не так ,как надо. Любимов уехал, бросив свой театр на произвол чиновников. Верная ему труппа не принимала в роли худрука никого. Анатолию Эфросу это стоило жизни. В последние дни свои Л. Филатов не мог простить себе этого, когда разобрался, что к чему. А Любимов вернулся уже другим человеком. С мозгами капиталиста. Советские честь, совесть, порядочность - были для него забытые слова. Вот тогда он решил втихаря приватизировать театр на свое имя, оставив за бортом актеров, которые за него готовы были жизнь отдать в 80-х. Как это часто бывает - тайное стало явным и тогда состоялось знаменитое собрание, в результате которого театр распался на две части. С тех пор Любимов не изменился.Жаль,жаль. ответить цитировать Спасибоспам
Выбор редакции