Постепенно у нас выработалась позиция: "Пошли вы все в жопу!" Мнения 31 марта, 16:00
На днях в гости к ТСН.ua заглянули девушки из женского "гологрудого" движения FEMEN. С виду – обычные девушки, в толпе бы не отличила от других. Если бы не веночки с лентами.

В редакцию ТСН.ua пожаловали лидер движения FEMEN – скромная Анна Гуцол, "старожил" - блондинка Инна Шевченко, а также новоиспеченные "феменистки" - Даша, Наташа, Майя и Аня.

Девушки пришли не с пустыми руками – помимо сувенирных чашек и куколок со своим логотипом они решили преподнести нам эксклюзивный подарок, сделанный своими руками, пардон, грудью. Выражаясь их языком – сиськограф. Это картина, сделанная путем отпечатка груди одной из активисток на холсте. Для этого выбрали девушку с грудью побольше. Такое удовольствие в свободной продаже стоит до 100 долларов, нам же досталось абсолютно бесплатно. Методика – до боли проста, в чем мы могли убедиться наглядно. Сначала разукрасили правую и левую грудь одной из Ань желтой и голубой краской. Затем – прислонили к груди холст. А сердечки и буковки дорисовали вручную. Картина получилась – загляденье, хоть папе на 23 февраля дари. Нам ее вручили еще "тепленькую".

Голая, но гордая

- Вы к нам пришли в веночках. Это у вас такой дресс-код?

Даша: А это наш обычный вид. Мы на все акции так ходим.

Инна: Одевая венки на голову и при этом, раздеваясь, мы показываем чистоту украинки. Может, это выглядит как насмешка, но мы показываем, что украинка – она красивая. Она голая, босая, но в венке! Такая же у нас и страна.

Анна: Ну и плюс – это символ Украины. О нас часто пишут зарубежные СМИ. И мы хотим, чтобы нас ассоциировали с Украиной. К тому же, венок – это древний символ. Символ чистоты, страданий и борьбы. Вспомните те же лавровые или терновые венки. Мы стараемся соединить джинсы и венки, показать, что это круто, что это не только прерогатива фольклорных коллективов. Хотя иногда бабушки путают нас с ансамблями песни и пляски.

Главное, дочка, чтобы ты хорошо училась, или Раздевайся с мамой

- Расскажите о реакции родителей, близких на ваши голые протесты.

Инна: Изначально я была уверенна в том, что мои мама и папа от меня откажутся, если я выйду голая на улицу. Но я вышла. Они не отказались, к моему удивлению (смеется. – Ред.). Буквально на днях мама хвалила нашу акцию против повышения пенсионного возраста. Говорила, что мы молодцы. От папы я чаще слышу одобрительные отзывы, но от мамы это было впервые... У меня родители - из периферии, из города Херсона. Мама родилась в селе, юность провела там же. Для нее протест сам по себе – это вообще не нормально. Для нее это слезы каждый раз. Но сейчас она даже больше переживает не за то, что я выхожу голая, а за то, что она видит по телевизору, как ее доченьку гребут менты. Вот это ее тревожит. Но рассказывать, как все сложно – я не буду. Прошло время, у меня нормальные отношения с родителями, они поняли, что по-другому я не буду жить, и смирились.

Даша: Мои родители скорее меня поддерживают, чем выступают против. Я присоединялась к движению тогда, когда оно уже стало популярным. Они понимают, что это стоящие акции. Что это не просто – девочкам нечем заняться, они не хотят идти в институт, поэтому идут на улицу и раздеваются. Так что они – "за".

Майя: Моя мама все понимает. Она даже сказала, что если бы у нее была возможность, она бы и сама протестовала. У меня довольно современные родители. У них нет каких-то устаревших взглядов на женщину, на протесты.

Инна: Но мне мама Майи звонила (смеется. – Авт.), и сказала, если ее дочь будет хорошо учиться, то она не против того, чтобы она была активисткой FEMEN.

Анна: Кстати, на акцию против повышения пенсионного возраста впервые вышла и разделась мама нашей "кровосиси" – Анны Деды, Ольга Сергеевна Деда, которой 63 года. Она, несмотря на то, что уже является пенсионеркой, рассказала, что ее беспокоит проблема пенсионного возраста.

Инна: Да, и еще она нам сказала, что поняла, что это ее миссия. А после акции говорит: "И пусть меня подруги упрекают, мол, чего ты раздеваешься, себя позоришь, а я им на это отвечу: я хоть что-то сделала для того, чтобы пенсионный возраст не повышали, а вы – ничего. Вот и работайте до 70!" А вчера мы смотрели видео с Ольгой Сергеевной, и я даже от радости расплакалась.

Как-то, у меня была долгая дискуссия с одной моей преподавательницей. Она просила рассказать ей, зачем я это делаю. Я ей долго рассказывала, объясняла. А потом она села, обхватив голову руками, и сказала: "Ты знаешь, у меня есть такая проблема, я вложила деньги в недострой, и строительство заморозили. Я готова раздеваться с тобой", слава Богу, Бог дал, что показать. А я ей отвечаю: "А мне не дал, но я все равно показываю!" (смеется. – Ред.). В общем, теперь будем выходить на протесты с моей преподавательницей.

Интернет-дроче**м всегда все не так

- Как вы относитесь к тому, что обсуждение ваших акций в интернете сводится к оценке ваших внешних данных – у кого грудь больше, у кого меньше...

Femen у TCH.ua_7
"FEMEN будет развиваться – это однозначно"
Анна: Мы понимаем, что есть такая категория интернет-пользователей, которую мы называем "интернет-дрочеры". И для них, что бы ты ни сделал, все будет не так. Они всегда все будут поганить, опошлять. В начале деятельности, когда мы выходили одетыми, нас тоже называли проститутками. Конечно, были обиды. Но теперь мы стали самодостаточными, мы знаем, что мы делаем, зачем, для чего. Мы спокойно относимся к тому, что в комментариях пишут, у кого из нас большая грудь, у кого маленькая, к тем же анекдотам о нас.

Даша: Главное – что мы становимся популярными. Мы знаем, что нас уже ни с кем не спутают. Нас запоминают, наши действия вызывают реакцию, значит, мы все делаем правильно.

- Ну, а к кому вы обращаетесь, если у вас возникают проблемы, к примеру, как вы решаете проблемы с теми же ментами?

Анна: А мы их не решаем – мы оказываемся в ментовке и уже на месте пытаемся как-то выкрутиться. Там, хиханьки-хахоньки, как вам не стыдно, а дайте чайку, а накормите булочками. И там уже на месте они ведут себя нормально. Они сами не раз нам признавались, что это их работа, они не по своей воле нас задерживают, даже извинялись. Менты вообще к нам с особой симпатией относятся.

А еще есть адвокат, который нам бесплатно помогает. Есть фотографы, которые нас бесплатно фоткают. Кстати, чего стоит логотип Артемия Лебедева, который он нам подарил...

Раздеваться – хоть до пенсии

- Сейчас вы молоды, свободны, но через время у вас появятся дети, мужья, будет не солидно раздеваться на улице. Кем вы видите себя через пять, десять лет?

Анна: Ольга Сергеевна – яркий пример того, что раздеваться можно в любом возрасте. Хотя на самом деле, мы не знаем точно, в каком виде движение будет дальше существовать. Мы являемся первопроходцами в этом деле и будем смотреть по ходу, как нам дальше развиваться. На самом деле, те девчонки, которые у нас, изначально не будут создавать семью с человеком, который будет запрещать им делать то, что они хотят. Который будет относиться к их телам, как к собственности. Почему многие женщины не раздеваются? Потому что мужчины им навязали, что их грудь, их тело – это что-то постыдное, то, что нельзя никому показывать. На самом деле, это наше тело, оно принадлежит нам. Конечно, мы будем как-то меняться. Вот, к примеру, я уже больше занимаюсь организацией и не раздеваюсь, Инна тоже постепенно отходит. Но есть новые молодые девчонки, которые вливаются, развиваются. На самом деле, участие в топлес-протесте – это снятие барьера в первую очередь для себя. Ты дальше можешь не ходить, не раздеваться - то, что тебе нужно было, ты получил. Ты свободен, ты раскрыт. Я думаю, у нас однозначно будет молодое подрастающее поколение, которое будет обновляться. Что мы будем делать в старости – кто его знает. Но FEMEN будет развиваться – это однозначно.

- Альтернативные профессии для себя вы рассматриваете?

Инна: Нет.

Анна: Смотрите, у нас есть категория активисток, которые занимаются организацией работы движения. А есть девушки, которые учатся, где-то работают, и приходят к нам в свободное время. Мы не ставим перед ними условие: или - или. Каждый решает сам.

А вдруг у меня правая грудь больше левой?

- Анна, вам, как первопроходцу, наверное, было тяжело изначально искать союзниц?

Анна: Конечно, изначально хотелось, чтобы общество нас понимало, чтобы мы всем нравились. Хотелось, чтобы мы вышли на протест, и все сказали: "Девочки, какие вы молодцы! Какие вы храбрые!" Ни фига! Напротив, были высказывания типа: "Куда вы лезете? Что вы себе думаете, проститутки? Идите варить борщ!". А ведь изначально мы топлес не выходили, нам уже три года, но раздеваемся мы только год. Поэтому до этого вы о нас даже и не знали. Мужикам не выгодно, чтобы женщина была активна: если она не активна, ей легко управлять - достаточно впарить букет цветов на 8 марта. Постепенно через обиды, через непонимание, у нас выработалась позиция: "Пошли вы все в жопу!" Но нас начнут понимать, и уже начали. Даже эти сумасшедшие маньяки, которые пишут всякие гадости, начали писать о самих акциях и о тех темах, которые мы понимаем. Самое главное, чего нам удалось добиться за три года – на форумах уже нет комментариев "идите варить борщ". Есть комментарии типа: "Ой, вот здесь вы перегнули палку, нужно было вот так". Ну, потом, конечно, начинаются выражения типа: "Такие-сякие, сиськи, я бы вдул" и пошло поехало... Но вопросов, почему мы вышли на протест, уже нет.

- Расскажите, какие эмоции вы испытывали, когда впервые разделись на людях?

Femen у TCH.ua_13
Процесс создания "сиськографа"
 Анна: Вспоминаю нашу первую акцию, это было уже черт знает когда. Значит, стоят все девчонки, и я понимаю надо раздеваться. И делаю так – эх! В такие моменты стараешься не думать. Просто делаешь. Единственное, что останавливает девчонок – чувство неуверенности в собственном теле. А вдруг я толще, чем надо, или у меня правая грудь больше левой... Вот, в Европе, например, люди ходят в общественные бани голыми. А мы тут настолько зажались, хоть вроде и телек у нас такой раскрепощенный, но на пляж, или на акции протеста выйти голыми стесняемся.

Инна: А я ничего не испытывала, когда раздевалась. Просто потому, что долго к этому шла и что называется – созрела. Мой "первый раз" был на День Независимости – пришла и разделась. Самое сложное – осознать, что это нужно. А физически это сделать уже не проблема. Для меня теперь, что одеть футболку, что снять – одинаково. Кстати, некоторым людям это даже нужно. Пришла к нам одна девушка пару дней назад, говорит: когда раздеваться? Мы ей говорим: давай пообщаемся, раззнакомимся. Она: да ладно, я с сиськами давно дружу!

- А что говорят по поводу вашей деятельности ваши парни?

Инна: Ну тут все просто. Если парням не нравится то, чем мы занимаемся, они долго не задерживаются. Остаются только те, кто нас понимает, и поддерживает. Часто парни наших активисток помогают нам защищаться от ментов, подвозят нас на машинах...

Майя: У меня был парень, который нормально относился к этим нашим акциям. Он даже говорил: я так горжусь, что умоя девушка такая смелая. А когда мы расставались, он бросил пару фраз – мол, что ты там шлюшишься по Киеву. Он у меня был не местный, мы живем в разных городах. Но это не было причиной нашего расставания. Скорее, он меня просто подколоть напоследок так хотел...

Раскрути свой БРЕНД

- За что вы живете? На какие деньги существует движение?

Инна: Я не знаю, как отвечать на вопрос про деньги!

Анна: Да, нас эти вопросы уже изрядно достали. Ну, смотрите, кто студент – тому родители помогают. Кто работает – тот сам себя обеспечивает. По поводу самого женского движения – у нас есть попечительский совет, люди, которые выделяют нам финансовую помощь, не вмешиваясь в нашу деятельность. Но это небольшие деньги.

- Это какая-то фиксированная сумма? Можете ее озвучить?

Анна: По-разному, в основном – от 100 до 300 евро в месяц. Эти деньги мы вкладываем в нашу деятельность: иногда нам нужна машина, иногда – краски, венки, свадебные платья и так далее. Есть еще вторая статья доходов, которая пока не очень нас кормит. Мы пытаемся создавать брендированную продукцию – сумки, чашки, футболки с нашим логотипом. Делаем картины – сиськографы. Таким образом, зарабатываем на движение. На одну партию материалов для этой продукции уходит 3-4 тысячи гривен. Сиськограф – вообще наименее затратный в производстве. Холст стоит около 30 грн, а отпечаток груди – бесплатно. Но продаем мы его за 100 долларов. Правда, бизнесмены из нас не ахти какие: вот что на своем ЖЖ впарим, то впарим. Россия и Европа очень любит картины. В Америку ушло по-моему 10 чашек, по 110 грн каждая. 150-200 грн стоят футболки и сумки стоят. Кстати, скоро планируем по принципу картин, которые мы делаем грудью, делать еще и футболки - логотип FEMEN отпечатывать грудью. Такая эксклюзивная вещь.

Я сама снимаю квартиру, у меня нет машины. Да, я живу за те деньги, которые зарабатывает наше движение и не вижу в этом ничего зазорного. Но поверьте, это небольшие деньги. Деньги нам нужны на развитие, а не на то, чтобы Гуцол купила машину, а Шевченко – квартиру.

Инна: Мы не коммерческая организация. Никто деньги в конверте не получает.

Анна: Кстати, никакой проплаты наших акций, как многие говорят, не существует. Это убьет движение. И если бы кто-то нам платил, вы бы уже об этом знали.

Инна: Да, и из политиков мы ни с кем не дружим. У политиков понятия дружба не существует. У них существует понятие "купить". Да и с кем там дружить?

- Кто и как может стать феменисткой?

Анна: Нас находят по соцсетям. Обычно стучатся мне, Инне на страничку "Вконтакте". Возрастных преград у нас нет. Самой молодой участнице 16 лет, но до 18 мы раздеваться мы не рекомендуем – могут возникнуть проблемы с законом. А так – прийти и раздеться может каждый.

- Ань, мучает вопрос, собаку вам подарили? Читала на вашем ЖЖ, что на День рождения девушки обещали вам подарить щеночка...

Анна: Нет, представляете! Обещали и не подарили. А я очень хотела маленькую собачку.

- Йорка?

Анна: Нет, чихуа. Хочу максимально маленькую. У меня нет времени ее выгуливать. Поэтому я хочу чтобы она была всегда со мной...

- Те, кто видел интервью с Анной Гуцол, обычно с большим удивлением признают: "так она, оказывается, еще и умная!" Вы цитируете классиков, излагаете конструктивные мысли... При этом, считаете, что умом в нашей стране ничего добиться нельзя, обязательно нужно раздеваться?

Анна: Нам очень приятно, когда люди, которые изначально думают, что мы сумасшедшие, после общения с нами признают, что мы адекватные. Действительно, вы правильно заметили, недавно к нам приезжали журналисты из Германии, они долго с нами общались, а в конце тоже сказали: "Так вы, оказывается, еще и умные!" Мы не обязаны перед всеми оправдываться. Знаете, не было еще человека, который бы в личном общении не понял нас, не начал бы нами восхищаться. Я знаю большое количество женщин очень умных, которые пишут диссертации, делают научные открытия. Но вы о них что-то знаете? Вы о них слышали? Никто не слышал. Сегодня писать книги – это второстепенно, жизнь у нас такая. Нужно привлекать внимание другими способами, нужно кричать, возбуждать общество, заставлять его думать, ненавидеть, любить, задавать вопросы, почему и зачем... Наша цель - привлечь внимание к тому, что мы делаем. Если бы мы хотели привлечь внимание к себе, мы бы пошли в "Playboy" сниматься...

- Кстати, о "Playboy". Вам поступали предложения сделать обнаженную фото-сессию для каких-то мужских журналов?

Инна: Периодически нам что-то такое предлагают, но конкретных предложений не было. Хотя если будут – мы обязательно примем.

 

Интервью записала и подготовила Наталья Мелещук

Читайте также:

FEMEN грудью нарисовали картину в гостях у ТСН.ua

FEMEN хотят, чтобы их ассоциировали с Украиной

FEMEN: у милиционеров к нам особая симпатия

Топлес-акция FEMEN перед ГПУ в честь Леонида Кучмы

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Мнения 31 марта, 2011, 16:00 5564 26
Добавить в избранное
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 26
Выбор редакции