Не хлебом единым

Алексей Мустафин© Телекритика
И в Тунисе, и в Египте на улицы вышли те, кто вообще не видит перспектив для себя и своих детей в условиях режимов Бен Али и Хосни Мубарака.

 "Повысились цены на продовольствие - поднялся народ против власти... И это в стране, которая внешне была стабильной", - это Виктор Янукович сказал на давосском ланче не об Украине. А о Тунисе. Конечно, любой политик говорит то, что, по его мнению, от него хотят услышать. Однако вполне возможно, что украинские владетели и вправду таким образом понимают причины тунисских событий. И не только тунисских. Потому что размышлениями своими Янукович делился именно в то время, когда массовые беспорядки охватили крупнейшую арабскую страну – Египет. И даже при отсутствии телефонной связи с Каиром, украинские дипломаты должны были проинформировать главу государства о египетских событиях. Вот только объяснять события в Магрибе подорожанием еды – это неразумно (или наоборот, вполне разумно) закрывать глаза на другие причины неудовольствия, намного существеннее продовольственного кризиса.

И в Тунисе, и в Египте на улицы вышли те, кто вообще не видит перспективы для себя и своих детей в условиях, которые создавали режимы Бен Али и Хосни Мубарака. Даже, если хлеб был бы дешевым, это не решило бы проблемы безработицы – безработицы даже для образованной молодежи, не ослабило бы коррупции, которая пронизывает обе страны сверху донизу, не убедило бы магрибцев, что они могут влиять на власть. Потому что демонстрации устраивают и в других частях света, но для американцев и западных европейцев это своего рода "дополнительная функция" - главным инструментом вплияния на политиков у них остаются выборы. Голосование в Тунисе и Египте давно превратилось в ритуал с загодя определенным результатом. Интрига заключалась разве что в том, с каким именно счетом объявят победы действующих президентов. А если результат известен – какой вообще смысл власти прислушиваться к согражданам?

От недовольных проще отмахиваться, чем от неразумных детей, которые не понимают собственной пользы от действий "заботливых" чиновников и "раскачивают лодку стабильности". Когда недовольных становится больше – их можно обвинить еще в выполнении заказов иностранных спецслужб или объявить агентами Аль-Каиды. Запад, хотя и озабочен проблемами прав человека, но словосочетание "международный терроризм" действует на него безотказно. А у тунисской и особенно египетской власти с исламистами давние счеты – с "братьями-мусульманами" нынешний каинский режим ведет борьбу на истребление еще с 50-х годов прошлого века.

Конечно, исламисты – не единственные их оппоненты. Лишив других возможности принимать участие в политической жизни, якобы светские авторитарные правительства лишь усилили позиции религиозных радикалов. Ведь те используют для своей пропаганды мечети, которые в любой мусульманской стране пользуются своеобразным иммунитетом от вмешательства со стороны власти. А обычным гражданам собраться на молитву привычнее и удобнее, чем на митинг. Показательно, между прочим, что после того, как египетские власти заблокировали Интернет, который организаторы митингов использовали для координации действий, те также начали согласовывать их именно на собраниях в мечетях.

В то же время, ни в "жасминовой революции", ни в нынешних беспорядках в Каире, Александрии и Суэце голоса исламских радикалов практически не слышны. Вполне вероятно, что они просто выжидают и не хотят заранее дразнить американцев, которые очень долго поддерживали Бен Али и пока не отказывают в помощи Мубараку. А возможно, радикалы и не могут развернуть широкую агитацию, потому что их специфические лозунги тонут среди куда более злободневных призывов к смене власти. Собственно, и власть растеряна, потому что не может завести свою любимую пластинку о "террористической угрозе", ведь люди вышли на улицы не от нестерпимого желания строить исламскую державу, а от безысходности.

"Столица озабочена нехваткой продовольствия. Все стремятся развязать гражданскую войну. Бесконечный шум. Хлебные запасы растягивают все желающие. Простолюдины свободно заходят в государственные учреждения. Документы разбросаны на перекрестках. Пожары поднимаются к небу. Предприятия не работают. Чиновники если и на работе, то ничего не делают. Начальники спасаются бегством..." Это не информационные сообщения из воскресного Каира. Это – так называемое "сообщение Ипувера", которое рассказывает о событиях в Египте... в 1750 году до нашей эры.

Похоже, что за последние 38 веков на берегах Нила изменилось не так уж много. Простолюдины и власть живут в параллельных мирах, просто не понимая друг друга, а зачастую – и не имея желания понять. Со времен средневековья обычные египтяне даже имели этому вполне логичное объяснение – ведь правили ими иностранцы. Мамелюки, османы, французы, албанец Мухаммед Али и его потомки, ставшие сначала хедивами, а потом королями Египта, британские оккупанты... Многим местным интеллектуалам, не говоря уже о народе, казалось, что достаточно лишить власти "чужих" – и все изменится. Именно под этими лозунгами и установили в 1953 году республику "свободные офицеры" во главе с Гамалем Абелем Насером. Насера сменил Анвар Садат, Садата – Мубарак, но новая верхушка – египетская по происхождению и патриотическая по лозунгам – зажила той самой параллельной жизнью, что и предшественники. Потому что не собиралась передавать власть тем, от имени которых боролась за независимость. Была уверена, что лучше их знает, что нужно стране. И не сделала ничего, чтобы в народе появились навыки демократической самоорганизации и самоуправления. Так на кого же теперь жаловаться, что некоторые египтяне путают борьбу за свои права с мародерством?

В Тунисе, кстати, события происходили по схожему сценарию. Разве что колонизаторами там были не британцы, а французы, да и власть получили не военные, а "профессиональные борцы за независимость" в штатском. Бен Али, между прочим, тоже опирался не столько на военных, сколько на спецслужбы. И возможно, это сыграло для него фатальную роль, ведь оказалось, что армия не собирается защищать президента "до последней капли крови".

Мубарака военные – во всяком случае, пока что – поддерживают. Хотя некоторые его действия, хотя бы с отставкой правительства, слишком уж напоминают ошибочную тактику Бен Али. И еще неизвестно, насколько удачным является назначение вице-президентом руководителя спецслужб. Это, конечно, определенным образом снимает подозрения относительно намерений передать власть по наследству сыну президента Гамалю (хотя того и считают либералом, но против такой комбинации была категорически против армейская верхушка, да и слишком она напоминала попытку основать новую монархическую династию), но вряд ли сможет успокоить митингующих. Однако сейчас Мубараку важнее сохранить единство правящей элиты, потому что в авторитарной стране доля руководителя зависит от этого единства больше, чем от настроений на улицах. А в случае проигрыша – никаких шансов на политическое выживание у "первого лица" просто нет. Это, кстати, должны хорошо понять и те, кто лишь строит "стабильные" режимы египетского или тунисского образца на других континентах.

_______________________________________________

Читайте также:

Красный день календаря

Если уже говорить о стремлении обычных украинцев жить в одной стране, то речь может идти разве что о референдуме 1 декабря 1991 года.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 1
  • Дама Дама 10 февраля, 10:00 Согласен 0 Не согласен 0 Это слова о Украине,у нас простолюдины и олигархи так же живут в разных мирах.И никаких шансов на политическое выживание у "первого лица" просто нет. Это, кстати, должны хорошо понять и те, кто лишь строит "стабильные" режимы египетского или тунисского образца на других континентах. ответить цитировать Спасибоспам
Выбор редакции