Когда-то я был мальчишкой и приходил домой с расквашенным носом

Виталий Кличко© AFP
Знаменитый боксер и политик Виталий Кличко дал эксклюзивное интервью Александру Ткаченко в программе Tkachenko.ua. Читайте откровения Кличко о предстоящем завершении карьеры, о планах в политике и о том, почему он не пошел по стопам Мохаммеда Али.

Чемпион мира по боксу Виталий Кличко в интервью программе Тkachenko.ua поведал о том, как из простого киевского паренька из спального района он превратился в одного из самых популярных спортсменов планеты.

- Це програма Tkachenko.ua і у нас в гостях чемпіон чемпіонів з боксу Віталій Кличко. Добрий вечір!

- Добрый вечер! У Вас спортивная программа.

- Абсолютно. Очень похоже, да (смеются). И мы абсолютно спортивно выглядим.

- А сколько Вы весите сейчас?

- У Вас 100% спортивная передача! (смеются) Если Вы начинаете... Вы знаете, уже на протяжении лет, наверное, 15-ти вес неизменный. Вес 110 кг. И...

- И?

- Стоит и в подготовке, и в межсезонье, можно и так сказать.

- Какая сила удара у Вас, если есть такое понятие?

- Сила удара очень серьёзная. Её хватает для того, чтобы отправить в горизонтальное положение соперника. Очень многие делают ошибку и измеряют: вот у него, там, 400 кг сила удара. Я говорю: "А почему не литров?" Ну как, килограммами же измеряется масса. А формула удара – это совершенно другое, в джоулях. Она никому не будет интересна. На самом деле, есть разные значения, условные единицы. Одно могу сказать. Когда-то научная группа работала с нами и долгое время держался рекорд Украины 235 единиц. А затем его на несколько единиц повысил один парень, похожий на меня. Звали его Владимир. Так что ударом мы славимся уже давным-давно.

- Понял. Телевидение обошли кадры, где Вы спорили с бывшим секретарём Киеврады Олесем Довгим. И спорили на достаточно повышенных тонах. Вы себе представляли, что с ним произойдёт, если Вы примените Вашу силу удара?

- Я не спорил. Мы старались доказать цивилизованным путём нашу правомерность, правомерность тех претензий так называемых, которые якобы высказывали мы. Мы с самого начала увидели, что не имеет под собой абсолютно никаких законных оснований выделение колоссального количества земельных участков, недвижимости. Вдруг с голоса, не пройдя никаких комиссий. Мы ставили всегда это на освещение прессы. Мы подали сразу же в суд те скандальные заявления, решения той скандальной сессии 1-го октября, которая была назначена специально в тот день, когда все журналисты подсчитывали голоса – выборы в Верховный совет, внеочередные. Тогда было спилено, а если сказать честно, украдено...

- Это же одно и то же – спилено и украдено (смеётся).

- Ну, может быть, чтобы кто-то правильно понимал. Больше тысячи гектаров. Мы это обжаловали в суде. Тогда судья, несмотря на то, что в зале не присутствовало кворума – меньше 60-ти депутатов было – несмотря на то, что те все решения были приняты незаконно, всё-таки отклонила наш иск, выбежав после того объявления решения из зала заседаний. Прошло 4 года и суд вновь отменил решение по тому же самому вопросу.

- Но всё равно, у людей остался в памяти вот этот Ваш разговор на высоких тонах с Довгим. Вас вообще можно легко вывести из себя?

- Высоких тонов не было на самом деле.

- Ну, на повышенных.

- Я не помню, когда я разговаривал на высоких тонах. Это было действительно один раз в Киевраде, когда меня провоцировали.

- Вас можно легко вывести из себя?

- Тяжело. Я стараюсь контролировать свои эмоции. И в повседневной жизни, и даже в ринге вывести меня из равновесия достаточно тяжело. И то, что запомнилось, Лесь Довгий играл учителя: "А скажите, сколько находится того, а сколько того". Я сказал ту фразу, которая вдруг стала... "Такой маленький Олесь Станиславович, но такой наглый" (смеются).

- Вы достаточно успешно конвертировали, по крайней мере в рамках столицы, на сегодняшний момент в Киеве свои успехи на боксёрском ринге в политическую карьеру. Чем бокс, спорт, отличается от политики, в которой Вы сейчас находитесь?

- Украинская политика отличается вообще своей специфичностью. Мне есть с чем сравнивать – я долгое время прожил на Западе. Я знаю, что такое стандарты жизни, стандарты политики в Западной Европе, в Соединённых Штатах Америки. Во всём мире, в принципе, политика имеет свою специфику. Но украинская политика, конечно, специфична тем, что многие политики делают заявления или делают те поступки, после которых другой политик из другой страны уже 10 раз бы подал в отставку. А наши продолжают дальше рассказывать, не стесняясь скандалов, не стесняясь красоваться в машинах за миллионы долларов, рассказывая, как они заботятся о жизни людей, как они переживают. Если их послушать, можно даже слезу пустить. А затем эти же люди садятся...

- То есть Вы хотите сказать, что Вы исповедуете западные, либеральные стандарты политики?

- Я знаю, что такое стандарты – жизни, политики. И очень хотел бы, если мы движемся в сторону Европы, хотим стать современной европейской страной, чтобы те же самые стандарты были в Украине. Но, к сожалению, у нас примеры абсолютно другие. И те законы, по которым мы живём, очень далеки от тех стандартов.

- То есть Вы как политик, который исповедует европейские стандарты, готовы в том числе отвечать на вопросы, которые обычно являются неудобными для наших политиков?

- Ну, если я пришёл... Любой политик или публичная личность готов или должен, находясь в публичной плоскости, отвечать даже на самые неудобные вопросы. Начинайте!

- Вы легальный миллионер. Все видят, как Вы зарабатываете деньги на ринге. Правильно?

- Да. Я не буду бахвалиться, но благодаря спорту я могу сказать, что я человек состоятельный.

- А в городе Киеве у Вас есть свои бизнес-интересы?

- В городе Киеве у меня бизнес-интересов своих нет.

- То есть Вы не владеете недвижимостью, какими-то предприятиями, в которых принимаете участие Вы и Ваши родственники, Владимир?

- Я владею квартирой, бизнесом. Я знаю, что Владимир строит офисный центр для нашего фонда. В том числе есть договорённость благотворительного фонда, потому что мы снимаем уже на протяжении долгого времени офисные площади. Других бизнес-интересов у нас нет. Ввожу Вас в заблуждение! Наша сфера деятельности – спорт. И промоутерская компания "К-2" также ведёт свою деятельность в Украине. Не только лишь в Западной Европе, а и в Украине. И это является коммерческой деятельностью. Так что в этом плане я забыл Вам напомнить.

- А почему такой известный Кличко, которого любят в Киеве, дважды, по сути, проиграл Черновецкому на выборах?

- Легче всего искать причины и говорить "виноват тот". Были объективные причины, когда голоса избирателей были растянуты. И в первом случае голоса избирателей были растянуты между Омельченко и Кличко и на этом фоне Черновецкий вдруг неожиданно выиграл.

- А почему Вы не договорились с Омельченко? Вы же были в друзьях, он был на Ваших матчах.

- Сан Саныч первоначально сам сделал такое предложение, чтобы Виталий Кличко баллотировался. Затем сказал, что его истрактовали неправильно. По многим принципам, в которых находился Киев на тот момент, я не разделял точку зрения Сан Саныча и открыто ему говорил. И базировалась моя предвыборная программа или платформа на тех вещах, которые в городе Киеве нужно изменить. К большому сожалению, последователь, следующий мэр после... Омельченко, с теми ошибками, которые были, с застройкой площади перед стадионом, со многими ошибками выглядел по крайней мере святым по сравнению с теми фактами, которые имели место при власти Черновецкого.

- А почему Вы не победили второй раз?

- Та же самая ситуация. Легче всего было бы искать причины. Одно могу сказать чётко: я не смог довести свою программу до избирателя. Не смогли мотивировать всех избирателей, чтобы они пришли на избирательные участки и отдали свой голос. Я твёрдо уверен, что только лишь последовательная позиция приведёт к успеху. И я не отказываюсь от своей цели. Я знаю, что город Киев – европейский город и он должен развиваться по стандартам европейской столицы. Он – визитная карточка Украины. И есть все предпосылки для того, чтобы реформы начинать с сердца Украины – Киева. И для того, чтобы эти реформы ввести в реальность, у меня есть всё – сформированная команда, достаточно хорошие контакты, достаточно много примеров, колоссальное желание и много энергии.

- Я не большой любитель бокса, признаюсь. Но за некоторыми Вашими матчами следил. Особенно помню матч с Леноксом Льюисом. Вы, по-моему, тогда проиграли в 5-м или 6-м раунде, правильно?

- Я не проиграл в том бою. Бой был остановлен ввиду рассечения. И несмотря на то, что Виталий Кличко был впереди по запискам всех судей...

- Я как раз хотел это спросить. По запискам всех судей Вы были впереди. Тем не менее, если Вы готовы играть по правилам, у Вас была рассечена бровь и по всем правилам бокса судья имел право прекратить бой. Но Вы это поражение до конца не признали. Я правильно понимаю?

- Ну как не признал? Везде стоит в официальном отчёте поражение против Ленокса Льюиса ввиду технического нокаута.

- Вы только что сказали, что Вы бой не проиграли.

- Было знаете что? Был проигран бой, но выигран event. Выигран вечер. Две таких... Все видели, что бой был на самом деле выигран, но официально судья остановил, доктор остановил бой. То есть все ждали реванша в том поединке.

- В этом отношении спорт близок к политике. Можно трактовать события по-разному.

- Ну, Вы можете трактовать как хотите (смеются). На самом деле, не самый удачный пример. Если подводить черту – да, бой был проигран.

- У Вас была возможность после недавнего переформатирования власти в Киеве, скажем так, с позиции оппозиции, в которой вы находитесь уже долгое время, стать большинством. Благо, поменялась политическая ситуация. Почему в этот раз не договорились?

- Большинством каким?

- Большинством в Киевсовете. Поддержать руководителя Киевской городской администрации.

- Ситуация не меняется ни в чём в Киевсовете. Только лишь потому, что большинство-то мы лепим из того же самого большинства людей, которые принимали активное участие в распределении ресурсов города Киева – земля, бюджет, собственность – фракция Черновецкого.

- Или Вы просто не смогли договориться на Банковой о каких-то там раскладах политических?

- О чём? Мы не собираемся договариваться. Нам делегировали наши полномочия киевляне и мы отстаиваем интересы киевлян как депутаты, как депутаты Киевсовета. А большинство лепить из кого? Большинство было Черновецкого, тех же самых. А теперь, оказалось, у нас новое большинство. А давайте посмотрим, кто в нём – все те же самые люди! Это знаете что – это всё равно, что машину, на которой вы ездите, перекрасить в новый цвет и сказать: "А теперь у нас новая машина". Вот то же самое получилось. Но никто не спрашивает про мотор, колёса и все внутренние составляющие, технические характеристики. То же самое. Я давным-давно говорил и ещё раз повторю: ситуацию может исправить только досрочное проведение выборов в Киевсовет. Когда те партии, которые себя полностью дискредитировали, получат оценку от киевлян. И депутаты, которые не отстаивали интересы, а набивали собственные карманы. А самым лучшим подтверждением тому – жаль, киевляне не видят парковку Киевсовета. С одной стороны, как обычно, во время сессий приходят киевляне, которые приходят со своими проблемами, приходят для того, чтобы эти проблемы решить. С обратной стороны у нас находится выставка машин, которым позавидовал бы любой современный автосалон, любая современная автовыставка.

- А если будут очередные выборы мэра, Вы тоже пойдёте в третий раз?

- Я буду принимать участие. И твёрдо уверен, что в этот раз я уже за достаточно долгий промежуток времени доказал и показал, что мы не размениваемся на подачки, они нам не нужны. Ми пришли в город Киев для того, чтобы изменить ситуацию, мы работаем для киевлян. К большому сожалению, мы не могли её кардинально изменить с тем большинством и с тем мэром, который находится в городе Киеве на сегодняшний день. Мы твёрдо уверены: мы сделали очень много для того, чтобы ситуация поменялась.

- Вы упомянули о Вашей промоутерской компании "К-2". Насколько я понимаю, это не совсем обычная для боксёров, как впрочем и для актёров, и для спортсменов, задача – грубо говоря, продавать или торговаться по поводу самого себя. Когда Вы договариваетесь о матчах, раз у Вас есть промоутерская компания, вы должны договариваться о гонорарах для самих себя. Почему Вы пошли на такой шаг?

- (смеётся) Вы говорите как какой-то эксперт, а на самом деле экспертом таким не являетесь! Извините, Александр.

- Нет, я поэтому и спрашиваю.

- Никто не договаривается. Самое главное в любом деле – это команда. Хоть ты выходишь в ринг один, но никто не видит работу многих людей, десятков, сотен людей, которые работают для того, чтобы был конечный продукт. Никто не задумывается, сколько людей подключено – обслуживающего персонала на стадионе. Никто не знает, что для того, чтобы подготовить спортсмена, как много сил нужно отдать тренерам, массажистам, юристам, которые прорабатывают, чтобы этот контракт произошёл. Мы в ряды нашей компании привлекаем людей – специалистов самого высокого уровня и всех направлений – менеджеры, промоутеры, юристы самой высокой квалификации. И только лишь создав хорошую команду, работоспособную команду, ты можешь также показывать хороший результат. От тебя зависит очень много, но ты один - ничто без команды. Та же самая ситуация в политике. В любом из дел очень важны те люди, с которыми ты работаешь, те люди, кому ты делегируешь полномочия и которые являются профессионалами в своём деле.

- То есть сами Вы не договариваетесь про гонорары?

- Мы в курсе. Мы даём задание, мы полностью прорабатываем перед каждыми переговорами ход переговоров и тот конечный результат, который мы должны получить. Есть люди, которым делегировано и которые имеют достаточно большой опыт в этом направлении, и они непосредственно разговаривают и с телевизионными каналами, и...

- Вы не участвуете в переговорах?

- За нами конечное слово.

- То есть где-то можете участвовать?

- Мы можем в любой момент подключиться к переговорам. На самом деле, мы в них участвуем.

- В своё время у Вас была возможность договориться с Кингом о том, что он станет вашим промоутером. А почему не сложилась эта договорённость?

- Он был неискренним.

- То есть?

- Он делал нам очень интересные предложения, но он был неискренен. Неискренен в своих предложениях. И достаточно большой опыт: хочешь заглянуть в будущее – посмотри в прошлое этого человека. Очень многие спортсмены, с которыми он заключал контракт, да, действительно показали хороший результат. Но вышли от него абсолютно нищие. Мухаммед Али, Тайсон. Этот список можно продолжать. Он очень длинный.

- А что помогло Вам в то время разгадать? Вы же только начинали карьеру профессиональных спортсменов.

- Есть вещи, которые ты чувствуешь на интуитивном уровне, когда ты общаешься с человеком, когда ты смотришь ему в глаза и когда ты чувствуешь, говорит он правду или нет. Чересчур многие условия, которые он выдвигал, не выглядели правдоподобными.

- То есть опыт боксёра, когда Вы смотрите вот так друг другу в глаза, помог?

- Нет. Глаза – зеркало души. И заглянув в глаза, можно увидеть там очень много. И частично можно сказать, что тот же самый опыт, когда заглядываем перед поединком в глаза, мы тоже можем ответить, что нас ждёт впереди. Так вот, заглянув в глаза Кингу, мы сказали "нет".

- А часто, кстати, боксеры, которым Вы смотрели в глаза, они отводили взгляд или Вы отворачивали взгляд?

- Есть те, которые не выдерживают взгляда. Это психологическая дуэль. Смотря в глаза, ты уже видишь, читаешь, насколько человек уверен в себе, насколько он готов, нервничает или даст тебе серьёзный бой.

- В 97-м или 98-м году, когда Вы знакомились с Кингом, говорят, что помощь в знакомстве, в поездке, да и спонсорскую помощь Вам оказывал Игорь Бакай. Какие отношения у Вас с этим достаточно известным для украинской политики человеком?

- Вы знаете, очень много слухов о том, каким образом Бакай мог состыковать меня с Кингом (смеются).

- Окей. Что Вас связывает?

- На самом деле, выиграв Олимпийские игры, Кинг сам вышел на нас. Сразу же в зале я проговаривал с Доном Кингом по телефону. Мне сразу подсунули телефон, сказали: здесь на проводе Дон Кинг, он приглашает Вас к себе домой. Проговорили, поздравил с победой. Олимпийский чемпион, конечно, белый впервые за 30 лет, – какой промоутер не обратил бы на это внимание. Так что на тот момент Дон Кинг сам пришёл ко мне, его не нужно было искать.

- А какие Вас отношения с Игорем Бакаем связывают?

- Бакай поддерживал спорт, поддерживал бокс, поддерживал многие виды спорта. И в тот момент он также спонсировал спортивный зал, так как нужно было заниматься. И при корпорации "Республика" был боксёрский зал, где мы с Владимиром тренировались.

- То есть он поддерживал финансово в том числе и вашу деятельность спортивную?

- Он поддерживал спортивный зал. Организовывал. Были некоторые поездки, которые он также финансировал. Прямые спонсорские вещи, помощь.

- Ваше становление, Ваш рост, по сути, в любительском спорте, а потом в профессиональном приходился на непростое начало 90-х годов. И тогда все сильные ребята каким-то образом были знакомы с другими сильными ребятами, которые находились, скажем так, вне рамок закона – все эти группировки и т.д. Вы знаете тех людей? Вы с ними общались, поддерживали связь?

- Я вырос на Чоколовке, в обыкновенном районе. Ходил в обыкновенную школу. После того, как начал заниматься спортом, естественно, в спортивные залы приходили ребята в таких куртках, мощного телосложения и говорили: "Слушай, парень, у тебя есть всё, все составляющие для того, чтобы ты был вместе с нами. У тебя есть классные навыки, ты высокий, спортивного телосложения". И, честно говоря, тогда соблазн был очень большой, так как через определённый промежуток времени, когда отказывался, а некоторые ребята всё-таки шли вместе с ними, они могли себе позволить какие-то финансовые удовольствия. Некоторые из них начинали разъезжать на машинах. Я благодарен своему тренеру Владимиру Золотарёву, с которым мы разговаривали, я говорил: "Ну как же так?!" Были времена, когда не было боксёрок и мы тренировались в зале босиком. Он говорил: "Виталий, всё придёт. И только лишь труд, только лишь результат покажет своё конечное... Конечный результат будет. И финансовое состояние также". И я благодарен ему, благодарен тем людям, которые в тот момент помогли мне и не дали сделать, может быть, ошибку. Не секрет,что в тот момент, в той неразберихе закона, в тех неспокойных 90-х годах много спортсменов уходили и становились так называемой составляющей рэкета. Слава Богу, ни я, ни мой брат такую ошибку не совершили.

- И никто из этих криминальных авторитетов Вас тогда не поддерживал?

- Нет.

- Какое гражданство у Ваших детей?

- Они граждане Украины. Хотя родились в Америке.

- Т.е. они не получали американские паспорта?

- А как они могут получить? У них американские паспорта. Они родились в Америке. А человек, который родился в Америке, не получает свидетельство о рождении.

- Он сразу получает паспорт?

- Нет свидетельства о рождении в Америке. Ты должен получать какой-то документ. А в тот момент я работал в США и у них американские паспорта. При достижении совершеннолетия они вправе...

- Принимать решение.

- Принимать решение. И у них даже никогда такого вопроса не было, гражданами какой страны они являются. Они украинцы!!!

- У Вас и у Вашего брата много друзей среди звёзд Голливуда. Что интересного вынесли из общения с миром фабрики грёз?

- Для каждого из нас голливудская звезда – что-то необычное, что-то такое... На самом деле, обыкновенные люди. С их проблемами, с их обыкновенным общением. И очень часто, когда тут нарисован какой-то образ звезды, при личном общении он куда-то улетучивается. И ловишь себя на мысли: да он же нормальный человек, нормальный парень! Я благодарен спорту. Так получилось, что долгий промежуток времени мы жили в Лос-Анджелесе, и так сложилось, что практически со всеми звёздами Голливуда мы знакомы.

- И у Вас есть какие-то рабочие планы в Голливуде?

- (смеётся) А почему у меня должны быть планы по работе в Голливуде? Я являюсь депутатом Киевсовета. Я живу в Киеве. Вы меня спрашиваете: "А у вас есть совместные планы работы в Голливуде?" Думаю: я, может, когда-то заявлял о своих амбициях режиссёра Голливуда или, может быть, киноактёра? Никогда такого не было. Это не означает, что если я сфотографировался рядом или находился рядом с голливудским актёром, значит у меня есть какие-то амбиции Голливуда. Интересно пообщаться с людьми, однозначно. Я когда был подростком, полностью моя комната была обвешана плакатами Арнольда Шварценеггера, мне нравились фильмы с его исполнением. Я даже подумать никогда не мог, что я в будущем познакомлюсь, в будущем буду приходить к нему в гости, мы будем общаться и буду близко знаком с этим человеком. Жизнь очень интересная штука. И до сегодняшнего дня Шварценеггер является очень хорошим примером, человеком, который ставит перед собой задачи, амбициозные задачи, и достигает их. За свою жизнь – ну пока рано говорить – он добился очень больших успехов в спорте, он стал звездой, настоящей звездой Голливуда. Непросто было с имиджем спортсмена стать губернатором, но, тем не менее, он стал губернатором и не самым плохим.

- Сейчас он снова возвращается в эту индустрию.

- Дело в том, что есть определённые правила – только лишь два срока губернатор может находиться на своём месте. Оба срока он успешно отбыл и хочет он или нет, он должен эту должность покинуть.

- Смотрите, одно дело – Шварценеггер в такой стране как Соединённые Штаты и губернатор Калифорнии, другое дело – в Киеве. Вы с Вашим достатком, с Вашими связями даже в Голливуде – я уж не говорю в Германии и в других странах – зачем Вам украинская политика? Политика, да ещё и украинская?

- А я живу в этой стране. Вы знаете, да, Калифорния – классная страна. Дороги там классные и кормят вкусно. И в Германии тоже неплохо. Но чтобы человек там жил, он должен там родиться. Он должен впитать менталитет той страны. Он должен чувствовать себя как рыба в воде. Сколько бы ты ни жил там, ты никогда своим не станешь. Ты будешь гостем. Здесь в Киеве, в Украине я чувствую себя дома.

- То есть даже в Германии вы не чувствуете себя по-прежнему...

- Нет! Мы в гостях! Свободно владея английским, владея немецким языком, даже несмотря на то, что нас адаптировано, мы не чувствуем себя дома. Дома ты чувствуешь себя здесь, в Украине. Но я хочу жить с тем же самым качеством дорог, как в Калифорнии, с тем же самым сервисом, как в Германии. Здесь, в Украине мы можем это сделать. Можно, конечно, сидеть дома и делать из себя эксперта, говорить: вот этот правильно делает, а я бы так не делал, а этот плохой, а этот хороший. А можно прийти в политику и самому делать изменения. От экспертов ничего не зависит, потому что они только сидят и комментируют. Зависит только от тех людей, которые делают, которые борются. Да, украинская политика – это непростое дело. Да, это борьба. Но только лишь тот человек, который борется, может одержать победу. А я твёрдо уверен, что Украина – европейская страна и она имеет все предпосылки, все составляющие не когда-нибудь в далёком будущем, а в ближайшее время изменить экономическую ситуацию. Чтобы каждый из нас чувствовал на своей семье, на своей работе, на своей зарплате изменения экономические. Вы улыбаетесь сейчас. Вы мне не верите, может быть. Или говорите: "Вот какие хорошие амбициозные планы". Когда-то точно так же улыбались люди, когда я подростком заявлял им, что я вырасту и стану чемпионом мира, и завоюю тот же самый титул Тайсона. Они улыбались и не верили. Прошло время. Но только тот человек, кто работает, кто ставит перед собой цели и задачи, добивается успеха. И несмотря на то, что много скептиков находится, которые говорят: "Ну да, Кличко, спортсмен, попробуй". Я знаю, что достаточно сил, желания, достаточно людей, которые поддерживают меня, разделяют ту же самую точку зрения и готовы идти вместе для того, чтобы изменить. А на диване сидеть и рассуждать...

- Но политика – это искусство компромисса.

- Не только.

- Это не бокс. Вам придётся договариваться с теми, с кем Вы не смогли в своё время договориться. Например, с Александром Омельченко, с какими-то другими политическими деятелями, с которыми Вам необходимо будет делать коалиции. Или Вы, как в боксе, рассчитываете победить нокдауном, выйти на ринг и забрать 51%?

- Вы знаете, в боксе есть чёткие правила. Украинскую политику я уже много раз так называл – это борьба без правил, где бьют не только спереди, могут и сзади подбежать, и ниже пояса ударить. Но, тем не менее, зная, что и в боксе тоже не всё сразу получалось, приходилось пройти длинный путь и в политике. Я знаю, что занимаясь боксом, я добился результатов после 20 лет занятий. Когда-то я был мальчишкой и приходил домой с расквашенным носом, с синяками под глазами. И мама говорила, что не нужно этим заниматься (смеётся). Сейчас тоже многие, домашние особенно, не в восторге от занятий политикой. Знаю, что непросто, нелегко, очень много энергии и сил требует. Но только лишь идущий осилит дорогу.

- В боксе многие говорят, в том числе Ваши критики, о том, что многие бои, которые Вы выиграли, были изначально предопределены тем, что соперников, которых Вам выбирали или которых Вы себе выбирали, нельзя поставить в один ряд с тяжестью Вашего удара. То есть, в принципе, и в боксе имеет значение искусство договариваться?

- Профессиональный бокс – это микс шоу-бизнеса, это тоже бизнес. Там нужно уметь договариваться, там нужно уметь находить компромиссы. Там очень много параллелей. Известный французский режиссёр Клод Лелуш увлекался очень сильно боксом. Он сказал такую хорошую фразу, я её часто цитирую: "Бокс – один из самых жёстких видов спорта. Но он больше всего похож на жизнь".

- Фраза красивая, хорошая. И, тем не менее, такой вопрос по поводу умения договариваться. То есть Вам проще договариваться с теми, кто слабее и готов пойти на Ваши условия? Или как это можно расценивать?

- Договариваться? В принципе, в договорённостях нужно взвешивать очень многие составляющие. Интересы и цели. Есть цели тактические, есть цели стратегические. Как бы меня, например, не уговаривали договариваться с теми людьми, которые полностью себя дискредитировали, которые вчера разворовывали киевские земли, а сегодня они говорят: "Мы готовы договариваться, вступайте в наше большинство, вот мы сейчас сможем поменять". Договариваться? Чтобы тактически получить какие-то комиссии, какие-то преференции? Для чего? С такими людьми, я думаю, договариваться не имеет смысла. И не имеет смысла искать компромисс. Да, политика – это искусство невозможного, да, нужно проговаривать, да, нужно смотреть и учитывать те или иные интересы. Но нельзя ограничить чёткие правила: здесь мы будем идти и искать компромиссы, а тут нет. Каждый отдельный случай – это отдельный случай. Можно для достижения цели... Вопрос, какая цель! Вопрос – какая цель и для достижения цели что ты можешь в тех или иных коалициях получить. Достигнешь цели или нет.

- В Киеве Вы уже известный политик. И тем не менее, с удивлением недавно узнал, что Ваша партия "Удар" называется, по-моему...

- "Украинский демократический альянс реформ".

- Скромно, со вкусом – "Удар" (смеётся).

- Ну, а какую партию мог Кличко возглавить? Только лишь партию "Удар".

- Постепенно набирает какие-то более-менее заметные проценты и в рамках всей страны. Многие эксперты, которых Вы не любите, считают, что это происходит, в том числе, из-за разочарования лидерами политических баталий. А кто эти люди? Кроме брэнда "Кличко", назовите одну, две, три фамилии известных людей, которые входят в Вашу партию, которые представляют лицо той политики, которую Вы декларируете?

- А какой Вы задали изначально провокационный вопрос: "Назовите известных людей". А кто будет неизвестных людей? Мы самые интересные, мы стараемся привлечь тех людей – обыкновенных людей, которые устали. Любая партия берёт для себя, для флага известных людей – смотрите, какие люди с нами! Знаменитые актёры, кинокритики, режиссёры, музыканты – вот какая у нас партия! Для чего мы это делаем? У нас очень много людей. Мы готовы принять и тех людей, известных. Среди нас очень много докторов наук, экспертов, очень известных людей в определённых кругах. Но это люди, которые разделяют с нами наши взгляды, наши принципы, понимание и готовы инвестировать очень много сил в эту работу. И какая разница между человеком, который знаменит – знаете, как флаг. Мы стараемся вместе не строить партию лидерского типа. Мы стараемся построить партию, которая имеет очень продолжительный период развития. И будет её Кличко возглавлять или нет – реформы должны проходить в стране. Демократические реформы.

И на сегодняшний день я соглашусь с Вами – да, фамилия Кличко имеет определённое значение. Но в первую очередь люди судят о работе, о шагах. Хочешь заглянуть в будущее – загляни в прошлое. Политики наши рассказывали очень много. И поэтому, может, рейтинг тех партий на сегодняшний день падает. Они имели возможность изменить очень много. Они были у власти! Неоднократно. Знаете, есть когорта политиков, которые между собой меняются местами. Сегодня они в коалиции, оппозиции, в Кабмине, портфели, рассказывают – им прописывают хорошие тексты политтехнологи. Посмотришь телевизор – ну, ёлки!.. День проходит, два, неделя, месяц, год и тот же самый человек уже долгое время от этой партии рассказывает о каких-то принципах. Ничего абсолютно не изменяется. И на фоне разочарования, да, люди ищут новых людей, ищут новые политические силы. Да, может быть, Вы правы. И благодаря тому растёт рейтинг. Но мы по Украине встречаемся с людьми, рассказываем нашу платформу, наши принципы. И на сегодняшний день у нас около 10 тысяч членов партии. На сегодняшний день около 400 депутатов в местных советах, мы показываем наши работы. И это тоже даёт хорошее значение для доверия людей.

- Вы эксперт в боксе. Я не большой эксперт в политике. Но, поверьте, спрашивал наших политиков в 94-м, в 96-м и в других годах. И очень часто слышал такой же тезис, какой Вы говорите сейчас. Очень красивые, правильные, мощные: мы не будем привлекать известных людей, они себя уже скомпрометировали...

- Нет, известные люди не скомпрометировали. Не по тому принципу.

- Ну, не известных – тех, кто уже был в политике. Мы будем брать новых людей, которые заслужили авторитетом своим то, что они будут выступать и принесут нечто новое в эту политику. Хотелось бы знать просто их имена. Они у Вас есть – эти доктора наук, которые заслужили каких-то званий и чего-то достигли в этой жизни, другие люди. То есть эти люди реально существуют, это не просто брэнд "Кличко", как мы очень часто видели, когда за брэндом никто не скрывается, кроме друзей, бизнесменов и родственников.

- Мы вот сейчас проводим съезд партии, который будет проходить. От 23 регионов у нас представители, где открыты полностью приёмные, в 13 регионах у нас представлены наши представители в местных органах самоуправления. Это те люди, которые являются авторитетами в каждом из регионов. Может даже это бизнесмены. Люди публичные. Те люди, которые показали своей работой и дальше уже становятся, переходя в политику, людьми публичными. Показывают свои работы, результаты. Я Вам могу назвать огромное количество имён, но они Вам ничего не скажут! А то клише, которые у нас есть: политическая сила – значит должен быть ряд имён, кто должен быть. Артист, политик, спортсмен и т.д.

- Необязательно.

- Ну, я по этому пути ходил. На прошлых выборах. Даже у меня в списке был бывший мэр Иван Салий. К большому сожалению, он сразу же стал частью большинства Черновецкого. Так что одно могу сказать: самая главная составляющая в любой профессии, которая есть, будь то спорт журналистика, бизнес – любая профессия – это опыт. Который невозможно прочитать в книжке и стать опытным. Его нужно пройти, пройти этот определённый путь. И только лишь пройдя его ты можешь знать, что нужно делать, а что нельзя, где можно совершить ошибку, а где можно её избежать. Да, придя в политику, я совершал ошибки, имел "розовые очки". Я не представлял себе те украинские реалии, в которых находится Украина, и на многие вещи смотрел через "розовые очки". Да, неприятно было и больно, когда ниже пояса били и по спине и в лицо удары пропускал – то же самое в политике.

- Ну да, в боксе научились держать удар, а тут ещё, типа, нет.

- Вот. И здесь, да, я пришёл в политику и это не игрушки для меня. Я пришёл и иду этот путь. Нелегко. Ещё раз хочу подчеркнуть: только лишь идущий осилит дорогу.

- Вам в этом году 40.

- Да!

- Когда собираетесь заканчивать?

- С чем?

- В боксе (смеются).

- Могу уверить Вас, что недолго осталось. Не хочу называть точные даты или точного боя. Есть мотивация.

- Какая?

- В каждом деле, которое ты делаешь, у тебя должна быть мотивация, у тебя должна быть цель. Иначе... (мотает головой). Ты будешь непонятно двигаться. В спорте мотивация – очень, знаете, классно делать то, что никто до тебя не делал. Я очень рад, что впервые на постсоветском пространстве, впервые в истории Украины мой брат стал олимпийском чемпионом. Я очень рад, что впервые среди славян я стал чемпионом мира. Я очень рад, что в истории бокса мы стали братьями, которые одновременно владеют поясами чемпиона мира. И остался последний пояс. Владимир 2 июля будет встречаться с Девидом Хэем. И я надеюсь, что все пояса, которые существуют в профессиональном боксе, все абсолютно титулы мы соберём в семье. Такого никогда не было в истории. И знаете, колоссальная мотивация сделать то, что никто до тебя ещё не делал.

- Дякую! У нас в студії був Віталій Кличко, який зробив практично все, що міг зробити вже в боксі, наскільки я розумію, і який робить перші кроки в політиці. Дякую, що прийшли! Бажаю Вам успіху.

- Щиро дякую за час і з великим задоволенням знов повернусь до Вас в наступній передачі, якщо у Вас будуть нові запитання.

________________________________________________________________________________

6 июня в 23.20 смотрите откровенный разговор Александра Ткаченко с российским актером и шоуменом Иваном Ургантом - в программе Тkachenko.ua на канале "1+1"

Больше информации и видео - на сайте Тkachenko.ua.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции