История с грифом "Секретно": Остров свободы за колючей проволокой

Владимир Вятрович
ГУЛАГ стал местом встречи диссидентов с повстанцами. А уже в середине 1976 года шеф украинского КГБ признал победу политзаключенных.

ТСН.ua продолжает серию публикаций из цикла "История с грифом "Секретно".

Надзор за поведением диссидентов в лагерях засвидетельствовал, что они не только не отказываются от своих взглядов, а наоборот, становятся радикальнее в антисоветских позициях. Между прочим, этому способствовали их встречи в заключении с участниками освободительного движения предыдущего периода - членами ОУН и воинами УПА, которые в начале 1970-х заканчивали свое многолетнее заключение.

Диссиденты, по информации чекистов, налаживают связь между осужденными, которые находились в разных лагерях, "также пытаются прокладывать каналы связи с волей, заграничными националистическими центрами и формированиями, выискивают возможности передачи по этим каналам тенденциозной и антисоветской информации и оказать враждебное влияние на своих единомышленников, которые находятся на свободе".

Іван Світличний
Иван Светличний. Архив СБУ.
КГБ отмечал, что заключенные Евгений Сверстюк, Иван Светличний и Александр Сергиенко перебирают на себя роль организаторов "враждебных" выступлений, при этом активно контактируют с прибалтийскими, закавказскими и еврейскими националистами. Они, в частности, готовят разнообразные протестные послания и пытаются передать их за пределы лагеря.

"У осужденного Сергиенко изъят враждебный документ, так называемое "Послание Совету национальностей Верховного Совета СССР и Организации объединенных наций", который с его участием подготовлен группой украинских, прибалтийских и закавказских националистов и содержит резкие антисоветские выпады против КПСС, органов советской власти, злостную клевету на национальную политику в нашей стране, который по существу призывает к активной борьбе с советским строем и разделению Союза ССР на так называемые национальные государства".

В докладной за сентябрь 1973 года зафиксировано высказывание Ивана Светличного о том, что лагерь - это "единственный остров свободы, который существует в нашей стране". Похожие мнения подавали в своих воспоминаниях о лагерной жизни и другие заключенные.

Олександр Сергієнко
Александр Сергиенко. Архив СБУ.
Такая активизация участников движения сопротивления в лагерях беспокоила органы безопасности. Они поняли, что даже после заключения противостояние с диссидентами не закончилось, начался новый его этап, к которому "стражи порядка" не были готовы. Ведь главное оружие - запугивание тюрьмой и лагерем - было использовано, однако не дало ожидаемого результата.

Для разработки новых механизмов влияния на заключенных было проведено специальное совещание. "По инициативе Комитета госбезопасности Украины, - читаем в сообщении от 27 сентября 1973 года, - с санкции КГБ Союза ССР в данное время в Киеве проводится рабочая встреча заинтересованных органов, в том числе представителей 5-го Управления КГБ при Совете Министров СССР, КГБ Мордовской АССР и Управление КГБ в Пермской области, в ходе которой разрабатываются дополнительные меры, направленные на раскрытие и прекращение антисоветской деятельности осужденными, которые остались на враждебных позициях".

Однако, как свидетельствуют сообщения, поведение узников не изменилось. "В ходе оперативных мер по осужденным объектам дела "Блок", - читаем в докладной от 3 июня 1975 года, - что проводились нами совместно с заинтересованными органами, КГБ установлено, что невзирая на меры профилактического и воспитательного влияния, большинство этих лиц продолжают твердо оставаться на враждебных позициях".

В частности, по инициативе Ивана Светличного узники организовали 8 марта послание в разные инстанции жалоб с требованиями освободить осужденных за антисоветскую деятельность женщин. Более того, они решили продолжить свою издательскую деятельность и подготовили три номера самиздатовского журнала "Вести с архипелага ГУЛАГ", который передали на волю.

Оксана Мешко
Оксана Мешко. Архив СБУ.
Органы безопасности отмечали особую активность в организации протестов Евгения Сверстюка, Игоря Калинца, Зиновия Антонюка и Евгения Пронюка.

Лидером украинских политзаключенных они считали Ивана Светличного, поэтому всячески пытались скомпрометировать его. "В марте этого [1975] года, - писали чекисты, - Светличный назначен на должность библиотекаря с учетом того обстоятельства, что среди узников царит мысль о назначении на эту должность лиц, которые пользуются поддержкой органов КГБ. Для закрепления таких подозрений через администрацию ИТК Светличному делаются незначительные уступки, прощаются незначительные нарушения режима содержания".

Пребывание диссидентов в заключении мобилизировало украинцев в свободном мире и побуждало к масштабной работе, направленной на распространение информации о советских репрессиях. Для поддержки узников представители украинской диаспоры организовывали массовую рассылку в их адрес писем и телеграмм. Чекисты подсчитали, что в течение 1974 года в адрес заключенного во Владимирской тюрьме Валентина Мороза поступило около 1000 телеграмм и 1300 писем. В следующем, 1975-м, году ко дню его рождения в апреле получено 430 телеграмм и 230 писем. За рубежом создаются комитеты защиты политзаключенных, к работе которых украинцы диаспоры пытаются привлечь государственных и политических деятелей других стран, "некоторые осужденные избираются членами "академий", "клубов", официально приглашаются для чтения лекций или на преподавательскую работу в университеты США, Канады, ФРГ".

Тем временем в заключении по инициативе Василия Стуса, Вячеслава Чорновила и Зиновия Антонюка 30 октября 1974 года введено празднование в лагерях Дня политзаключенного. Чтобы помешать его проведению, в следующем году накануне этого дня КГБ решил этапировать Василия Стуса, Василия Лисового и Стефанию Шабатуру во Львов и Киев для проведения с ними воспитательной работы.

Но сорвать празднование не удалось - 29 октября Стус и Шабатура объявили о начале на следующий день однодневной голодовки. То же, по сообщению КГБ, сделали 30 октября 21 человек в Дубравном ИТК (в том числе объекты "Блока" Чорновил, Светличный и Овсиенко) и 14 человек во Владимирской тюрьме (в том числе Валентин Мороз).

КГБ не прекращал попыток "перевоспитывать" протестантов с помощью угроз, физического влияния и пропаганды. В докладной руководителю КПУ Владимиру Щербицкому глава КГБ УССР Виталий Федорчук сообщал, что за 1975 год в Дубравную и Скальнинскую исправительно-трудовую колонию, где находились большинство заключенных диссидентов, было проведено 13 выездов оперативных сотрудников, которые провели 117 разговоров с узниками, а также "гастроли" четырех пропагандистских групп с участием "высококвалифицированных лекторов, преподавателей общественных наук вузов".

КГБ, как и другие советские учреждения, пытался поразить руководство страны количественными показателями своей работы, камуфлируя таким образом отсутствие прогресса в "перевоспитании" инакомыслящих.

Василь Стус
Василий Стус. Архив СБУ.
Поэтому и через два года очередная пропагандистская группа столкнулась с тем, что "экстремистски настроенные объекты дела "Блок" Светличный, Сверстюк, Пронюк, Лесной, Калинец, Марченко, а также их единомышленники Глузман, Гринькив, Сапеляк, бывшие бандоуновцы Басараб, Верхоляк и другие демонстративно отказались присутствовать на лекциях и беседах, ссылаясь на то, что исправительно-трудовым законодательством не предусмотрено обязательное участие осужденных в политико-воспитательных мероприятиях. Указанные осужденные допускали оскорбительные и провокационные высказывания в адрес представителей пропагандистской группы. Так, во время прохождения группы по территории колонии бывший бандит ОУН Верхоляк, обращаясь к ним, воскликнул: "Смотрите, господа, на колючую проволоку и запомните, что это ждет ваших детей".

Очевидно, отважное поведение заключенных производило впечатление и на их охранников. По мнению чекистов, существовала угроза, что распространяемая диссидентами пропаганда может повлиять и на них. Чтобы помешать этому, велась специальная работа: "Для повышения политической бдительности офицеров и солдат, которые несут охрану государственных преступников, в ряде военных частей были прочитанные лекции по этим вопросам и проведенные беседы".

На середину 1976 года стало понятно, что ситуацию в лагерях изменить не удается. Виталий Федорчук обращается к руководству коммунистической партии с предложением рассредоточить политзаключенных. "Учитывая сложную оперативную обстановку в местах заключения лиц, осужденных за националистическую, сионистскую и другую антисоветскую деятельность, а также трудности в организации с ними в этих условиях оперативной и профилактически-воспитательной работы, считали бы уместным рассмотреть вопрос о рассредоточении из Скальнинского и Дубравного ИТК части заключенных, которые стоят на враждебных позициях по исправительно-трудовым колониям с усиленным режимом содержания на территории союзных республик".

Поэтому, отчитываясь о тяжелой ситуации в лагерях, шеф украинского КГБ фактически признал собственную беспомощность в борьбе с "островом свободы" и победу политзаключенных, сломать которых чекистам не удалось ни пропагандой, ни угрозами.

Тем временем на свободе опять начало поднимать голову движение сопротивления. В ноябре 1976 года в Киеве создана Украинская общественная группа содействия исполнению Хельсинских соглашений (Украинская Хельсинская группа). Среди ее активистов - как новые люди, так и активные участники предыдущих этапов диссидентского движения, в частности Василий Стус и Вячеслав Чорновил, которые вышли на волю в 1979 году.

Новой была сосредоточенность на правозащитной деятельности, требованиях к власти придерживаться принятых на себя обязательств относительно прав и свобод граждан. Участники правозащитного движения применяли исключительно легальные способы деятельности. Однако это не спасло их от репрессий власти - 39 из 41 члена УХГ были арестованы. Среди них - 76-летняя Оксана Мешко, Василий Стус и Вячеслав Чорновил.

Тишина, воцарившаяся в СССР в первой половине 1980-х, воспринималась чекистами как их окончательная победа над движением сопротивления. Но это было лишь затишье перед бурей - во второй половине этого десятилетия власть вынуждена была начать так называемую перестройку, а с конца 1980-х на свободу выходят осужденные диссиденты. Постепенно разворачивается массовое национально-демократическое движение, которое положит конец существованию СССР и его, казалось бы, непобедимой спецслужбы - КГБ.

_______________________________________________________________________________

Читайте также:

История с грифом "Секретно": Заблокированная страна. 1973 год

В конце июня 1973 года КГБ подвел первые итоги почти двухлетней реализации операции "Блок", по которой проходили 35 и проверялись еще 563 человека.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 1
Выбор редакции