"Интересные книги" с Вахтангом Кипиани

Вахтанг Кипиани© УНІАН
Шухевич часто покидал лес, бывал не только во Львове, но даже в Киеве и Черновцах – по пути на морской отдых в Одессе. В это сложно поверить, но он туда добирался на самолете.

Что читаем? Сборник документов под названием "Роман Шухевич в документах советских органов государственной безопасности (1940-1950)" (Киев, 2007). Трехтомник из материалов Отраслевого государственного архива СБУ вместил несколько сотен документов, которые недавно имели разные уровни секретности. Общая редакция – профессор Владимир Сергийчук.

Что интересного? 5 марта 1950 года Роман Шухевич погиб в селе Белогорща, что на окраине Львова. Это стало итогом долгой, в несколько месяцев, охоты на "Волка" - так чекисты называли повстанческого лидера, которого знали под псевдонимами "Тарас Чупринка", "Тур", "Туча", "Степан", "Мамай", "Жар", "Чернец", "Билый", "Щука", "Шух" и другими.

К тому же, несколько раз наверх уже докладывали о его обезвреживании. Например, в октябре 1947-го на Лубянку, главному спецу по украинским делам генералу Питовранову, пошла оперативная информация об опознании возможного трупа Р. Шухевича. Накануне в Глинянском районе Львовщины был найден схрон, в котором укрылись 5 повстанцев. Среди ликвидированных был и тот, кого агенты МГБ (скорее всего, бывшие подпольщики) признали Шухевичем. Правда, жена "бандита" заявила, что "убитый не является её мужем".

Агентурное дело по поискам главного командира УПА и других членов центрального провода ОУН называлось "Берлога". Кроме нескольких сот подпольщиков, которых планомерно ликвидировали, приближаясь к Шухевичу, невольными жертвами стали и члены его семьи.

Наталья Шухевич-Березинская, жена, была осуждена. В ее обвинительном заключении, в частности, содержится обвинение – "имела с мужем тесную связь до момента её ареста органами Советской власти, а именно: проживая с детьми и матерью, находилась на иждивении мужа, получала от него материальную помощь, деньгами, продуктами питания". Она и ее мать были обвинены в том, что не донесли властям о местенахождения Шухевича. Приговор – соответственно 10 и 5 лет лагерей с конфискацией имущества.

Детей Шухевича – Юрия и Марию – принудительно отправили в Чорнобыльский детдом Киевской области. В сообщении МГБ указано – "Содержание писем Юрия к ПОСЛАВСКОЙ [Мария Йосифовна, их бабушка] и БАРАН нам неизвестно, по сообщению … они были обычного бытового характера". Обратите внимание на три точки – это извлечена кличка информатора, судя по контексту – человека, приближенного к семье, иначе откуда бы ему знать, о чем пишет внук бабушке?..

В том же документе 1946 года – "Шухевич Юрий сейчас учится в 6 классе, вступил в пионерский отряд, принимает участие в выпуске стенной газеты. О родителях заявляет, что его мать работает на железной дороге или же находится в гор. Киеве, а об отце утверждает, что тот служит в Красной Армии". На самом же деле его мать – Наталья – была арестована органами МГБ.

Со временем Юру с сестрой перекинули в детдом в село Рутченково, на Донбассе, подальше от отца и многочисленных родственников. 26 марта 1948 года оперуполномоченный Сталинского МГБ Карнаушенко вынес постановление об аресте Юрия Березинского (он тогда носил фамилию матери), 1933 года рождения, который проживал по поддельным документам на имя Богдана Левчука на нелегальном положении. 15-летний сын главного командира УПА незадолго до этого сбежал из детдома и якобы "имел намерения вести вооружённую борьбу против Советской власти".

В августе 47-го отец и сын встречались на стыке Станиславской, Львовской, Дрогобычской и Тернопольской областей. Шухевич-старший попросил сына Юрия вытянуть из детдома сестру Марию, для чего нужно было вернуться с Галичины на Донетчину. Вторая и последняя их встреча состоялась в январе 1948 года во Львове.

В январе 1949 года Юрий, которому не было и 16 лет, должен был быть осужден к 10 годам лишения свободы. Однако, "добрый человек", а именно военный прокурор Макаров написал резолюцию – "Учитывая возраст Шухевич-Березинского Юрия, отсутствие с его стороны активных действий на пользу банды "ОУН-УПА" - мерой наказания… полагал бы избрать лишение свободы в ИТЛ на пять лет". Вот так, ни за что. Первые пять… Юрий Шухевич провел в тюрмах и ссылке вне Украины более сорока лет, почти до самого развала СССР.

А Марию Шухевич как сироту, хотя родители еще были живы, взяла на воспитание учительница-россиянка, уроженка Иркутской области, по фамилии Запорожская.

Была арестована мать Романа – Евгения Шухевич, вся "преступная деятельность" которой состояла в том, что она была женой бывшего адвоката, которой, на языке протокола, "используя своё служебное положение, активно защищал судившихся оуновцев и бандеровцев".

Пожилая женщина была признана "социально-опасной и дальнейшее её проживание в приграничной области невозможно". Интересное уточнение – "вещественных доказательств" ее вины в деле не было. По приговору она получила трехлетний срок с "удалением из пределов УССР".

Бросили бы в тюрьму и отца, Иосифа Шухевича, но он лежал в постели парализованным. Агенты ГБ зачастили и к нему, да только дедушка ничего о сыне не рассказывал – "говорит, что связи с Романом не имею и не имел и где находится ему, якобы, неизвестно". Отца все-таки выслали и он умер весной 1948 года в Казахстане.

Поисковые группы эмгебистов работали во многих районах Галичины, где наиболее вероятно мог появиться Шухевич. Чекисты работали под прикрытием служащих, потому что это как было отмечено в ведомственных документах, давало возможность беспрепятственно разъезжаь по районам "и не подвергаться нападениям со стороны бандитов". Таким образом советский официальный документ фиксирует, що УПА не нападала на людей, проводивших геологическую разведку, искали нефть, проводили сбор лекарственных растений.

Длительное время постоянным местом нахождения Шухевича были леса в Рогатинском районе Станиславской области. Но вследсвтии проведения "чекистско-войсковых" операций "Тура" Шухевича, вытеснили на более многолюдную и менее лесистую Львовщину. В ноябре 1949 года органы из оперативных источников узнают, что Шухевич скрывается в Иловском лесу, на стыке Львовщины с тогдашней Дрогобычской областью.

В ориентировке от марта 1948 года указано, что Шухевич хорошо конспирируется, использует документы на имя Орловича Максима Степановича – "обычно носит одежду городского жителя, но, в зависимости от обстановки, одевает форму советского офицера, полушубок белого цвета, а также военный костюм без погон английского покроя".

О степени конспирации внутри подполья ОУН свидетельствует такой факт. Только в сентябре 1949 года заместитель и, как потом оказалось, преемник Шухевича Василий Кук открылся ему в специальном письме, что женат и имеет трехлетнего ребенка: "не желаю, чтобы факт сохранения в тайне моей женитьбы не вызвал бы со временем каких-либо недоразумений к тому, что будто через жену МГБ пыталось меня поймать".

Враги знали, что Шухевич сильно страдает от сердечных болей и ревматизма. Чтобы выйти на него через медиков были завербованы агенты во всех без исключения аптеках Львова, а также в мединституте и среди врачей, имевших частную практику. Но до поры до времени командир был неуловим. Более того, он часто покидал лес, бывал не только во Львове, но даже в Киеве и Черновцах – по дороге на морской отдых в Одессе. В это сложно поверить, но он туда добирался не лесами и ярами, а самолетом. Его всегда сопровождала одна из помощниц-связных-охранниц.

Намного позднее одна из них, Анна Дидык, рассказала, что они Шухевичем настойчиво изучали русский язык, читали Толстого, Достоевского, Островского, Горького, часто между собою общались по-русски, потому что намеревались посещать восточноукраинские области, "где без знания русского языка и литературы им пришлось бы трудно маскировать себя".

За несколько дней до смерти Шухевич составляет инструктивные указания связной "Роксолане", Ольге Илькив, которая переселялась с семьей на Восточную Украину: "Узнаю с удовольствием, что Вы переселяетесь на СУЗ [Східно-Українські Землі - Восточно-Украинские Земли - прим. переводчика]. С удовольствием потому, что именно там нас ожидают серьёзнейшие дела. От СУЗ зависит, будет ли Украина или и далее будет Россия… Основное задание: Продержаться до войны и не включаться сейчас ни в какую просветительскую или иную политическую работу, чтобы Вас не раскрыли преждевременно".

Шухевич советует: если наступит момент развала Советского Союза и дойдет до вопроса провозглашения независимости Украины, то нужно это сделать от имени Украинской Главной Освободительной Рады – подпольного многопартийного "парламента", а не какой-то фракции, группы или "спекулянтов" (прямо указывает на ОУН Андрея Мельника).

26 февраля 1950 года на Львовщине был убит руководитель референтуры СБ Рогатинского окружного провода ОУН "Демида", который был ближайшим сотрудником Шухевича – "обеспечивал его охраной, местами укрытия, связью и продуктами питания". Чекисты пришли к выводу, что и "бандит" Шухевич где-то рядом, и, скорее всего, – скрывается на хуторах под видом переселенца из Польши.

3 марта была схвачена живой "Нюся", она же – "Дарка", Дария Гусяк – личная связная "Вовка". Во время ареста она попыталась проглотить ампулу с отравой, но это не удалось. Девушка попала под пресс круглосуточного допроса. Она ничего не рассказала следователям, но стала жертвой агентурной комбинации. В камере она доверилась соседке, которая была агентом МГБ под псевдонимом "Роза", и передала через нее записку на волю. Хотела предупредить Шухевича о свем аресте. А на самом деле – выдала место его нахождения.

Уже в ближайшую ночь началась чекистско-войсковая операция. Согласно приказу министра государственной безопасности Ковальчука было приказано собрать все наличные оперативные резервы внутренних войск МГБ, штаба Украинского приграничного округа, милиции. Всего – более 600 человек. Суть операции состояла в блокировании села Билогорща, прилегающих хуторов, околиц городского района Левандовка и прилегающих лесных массивов.

Далее – все уже описано не раз: Шухевич пытался вырваться из дома, успел убить майора Ревенко, но на ступеньках был сражен автоматной очередью.

Через несколько дней, еще не зная о его смерти, Галина Дидык рассказала "наседке", что "в националистическом подполье [Роман Шухевич] имел очень большой авторитет, даже больший, чем Бандера Степан".

Судя по протоколам допросов – все рассказали следователям все, что знали. Герои – это только в художественных книгах и мифах. В жизни – националисты хотели сберечь себе жизнь, если не свободу. Шухевич не имел шанса выжить, разве что в случае эмиграции. Он рассматривал, обсуждал с друзьями, эвентуальную возможность отступления с поля боя. Но он не мог пройти пешком две тысячи километров через территории и границы нескольких стран. Здоровье было не то. Да и приказа от провода ОУН не было. Следовательно, до последнего вздоха оставался командиром "воюющей Украины".

Фраза. "Среднего роста, худощавый, блондин, волосы рыжеватые, слегка вьющиеся, зачёсывает на бок, нос прямой, длинный с горбинкой, лицо продолговатое, губы узкие сжатые, глаза серые проницательные, уши оттопыренные, в движении энергичный, требовательный, настойчив".

________________________________________________________________________________

Читайте также:

"Интересные книги" с Вахтангом Кипиани

Прочтя "Зеленую книгу" я понял, откуда черпал натхнення для своєї "Рухнами" Туркменбаші. Це не він, а Каддафі першим підмітив - "Кочевые народы не знают театра и зрелищ, потому что жизнь их предельно сурова".

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции