"Интересные книги" с Вахтангом Кипиани

Вахтанг Кипиани
Украинский традиционный именослов обваливается под нашествием "прикольных" имен: Царица и Принцеза, Феолент и Русалка, Кеннеди и Шахид.

Что читаем? Разведку Любомира Белея "Украинские имена когда-то и сейчас" (Киев, "Темпора", 2010). Издание из научно-популярной серии, которую реализует Центр социогуманитарных исследований им. Вячеслава Липинского. Как подчеркивается в аннотации, автор рассказывает историю украинских имен от древнейших времен и до нашего времени, "избегая идеологических штампов и развеивая мифы".

Что интересного? Новейшие времена вызывают у исследователя неестественный ужас. Собственно, не сами времена, сколько то, как украинский традиционный именослов обваливается перед нашествием чужих и "прикольных", по мнению некоторых родителей, имен: Царица и Принцеза, Феолент и Русалка, Иулиена и Эндорфина, Кеннеди и Шахид, Таймер и Фарада, Брооклин и Эбигеиль, Энжилин и Егорька...

Раньше было не так. Родители выбирали имя, прежде всего, в честь святых. Скажем, славный гетман Хмельницкий не был, на самом деле, при рождении назван Богданом и не был крещен под этим именем - "Это в народе так перевели греческое по происхождению его крестное имя Теодор на "славянское автохтонное" Богдан". Оказывается, что будущий создатель казацкого государства сначала носил имя в честь святого Теодора Начертанного.

Автор останавливается на подделке славянского именослова в ХІХ веке. Мода на языческую древность диктовала спрос на "новооткрытые" достопримечательности и артефакты, например Слава, Берегиня, Лель, Дана, Лада, Коляда - вплоть до Деда Мороза.

Новый импульс - возникновение в послевоенное время неоязыческих культов, Рунверы и перенесение их деятельности в Украину. Теперь в текстах адептов этих течений можно увидеть вот такие якобы "оригинальные" славянские имена как Отая Змиеногая Богиня, Перуница, Числобог, Припекайло, Переплат, Богдаждь и тому подобное.

Белей полемизирует с Галиной Лозко, одним из самых активных популяризаторов возвращения к праистокам и одновременно "волхвиней". Последняя в своей книге вводит в оборот ("возвращает") более двух тысяч "украинских этнических" имен, в частности такие как Агатирс, Таргитай, Одоакр, Липоксай и даже Геракл...

Было бы честнее сделать, написав, что это неологизмы. Так как это сделал Василий Ирклиевский, который издал в 1968 году в Мюнхене свой именослов, куда включил им же и вымышленные новообразования наподобие Видповиднослав, Вродливослав, Виномир, Виротвор.

Что же касается тех имен предков, которые действительно существовали, то это Бож или Боз - так звали вождя антов, который был распят остготами, или самого "выдающегося среди антов" Мезамира, которого убили аварки.

В отличие от западного мира, где еще в древности возникло немало имен в честь богов - Аполлинарий, Зинаида, Диана, Мартын, "дохристианское именование украинцев не проявляет влияния языческого пантеона: ни одно из известных сейчас аутентичных древнеукраинских имен не давалось в честь какого-то из языческих божков".

Характеристикой дохристианских времен была многоименность - ведь создание и употребление имен никем и ничем не регламентировалось, "один и тот же человек в течение жизни назывался двумя-тремя, а то и больше, собственными именами".

Третьяком, например, называли третьего ребенка в семье, Весной - девочку, рожденную в это время года, Жданом, Любком или Бажаном - долгожданного малыша, Безрадой или Немилой - если боги послали, не спросив. Маленьких ростом или весом - Малком, Дрибком, Мухой, Блохой, или наоборот - Величком, Дубком и тому подобное. Персональные характеристики олицетворялись в именах Молчун, Носаль, Головач, Плакса, Билан, Светлик.

"Давая имя Продан или Куплен, мать выполняла определенный обряд: за сугубо символическую плату она продавала свое дитя женщине, у которой дети росли здоровыми и не болели. После окончания обряда продажи ребенок опять возвращался в родную семью". По данным языковеда Павла Чучки, еще в 1960-х годах в горных районах Закарпатья можно было найти жителей, у которых отчество было Проданович или Продановна.

Считалось, что если дать ребенку отпугивающее имя - Волк, Медведь, Рысь - это защитит от нечисти. Аналогично в Сербии, где Вуком ("волком") называли ребенка в семье, где дети умирали - мол, "на волка ведьма уже не посмеет нападать". Современные украинские фамилии из разных регионов Вовкай, Вовканинец, Вовкогон, Вовкун, Вовченко, Заразиха (вариантов несколько десятков) и тому подобное - напоминание о тех временах.

Иногда малышам намеренно присваивали некрасивые, плохие имена, считая, что это позволит обмануть несчастье - "Наши предки были убеждены, что хорошим и красивым будет сын Некрас, Некраш. Хороший аппетит и здоровье ребенка обеспечат имена Неело, Худко, Худаш, Завялко. Ребенок будет хорошо спать, когда будет иметь имя Бессон, быть храбрым, если его назвать Страхом. Счастье, радость и всевозможные удачи принесут имена Неудача, Горе, Беспокойство, Хлопот, Кривда, Печаль".

В ІХ веке в результате прихода варягов отечественный именослов обогащается несколькими десятками имен, из которых до наших дней дошли разве Игорь, Олег, Ольга, Глеб.

С дохристианских времен украинцы пользуются именами Владимир, Всеволод, Борис, Борислав, Богдан, Мирослав, Мстислав, Ростислав, Станислав и тому подобное.

Автор не соглашается и активно отрицает устоявшийся тезис о том, что христианская церковь вела непримиримую борьбу с ономастикой языческих времен и в конечном итоге вытеснила "настоящие" аутохтонные имена. Долгое время они - местные родноязычные имена-прозвища и иноязычные христианские имена - существовали параллельно. Отдельно - в неофициально-бытовой и церковной сферах - в летописи можно увидеть "нареченный в крещении Василии, русским именем Владимиръ".

Доказательством тезиса являются имена детей князя-крестителя - Позвезды, Доброноги, Станислава, Судислава - и это уже после обряда крещения Руси! В конце концов, одно и то же имя - Владимир - после духовного подвига русского князя и особенно после признания его святым - значило при внешней неизменности уже несколько другое. Родители называли детей, уже желая иметь своим небесным заместителем "своего" христианского святого. В конечном итоге, первые русские святые остались в исторической памяти по своим дохристианским именами, а не тем, которые были им даны в крещении, - Борис (Давид), Глеб (Роман), Ольга (Елена), Владимир (Василий).

Интересным является пример Черногории, на территории которой влияние православной церкви было чуть ли не сильнейшим среди славянских народов - в течение нескольких веков местный митрополит в то же время был и светским руководителем страны. Так вот, оказывается, это не помешало существованию доныне довольно большого пласта дохристианских имен в именованиях этого балканского народа.

В самых древних киевских памятках ІХ-ХІІІ в.в. зафиксировано лишь 394 христианских имени, из них 64 - женские. Греческие, латинские и еврейские имена не всегда прививались на русской почве в оригинальном виде. Классический пример - греческое Георгос, которое в процессе адаптации распалось на три имени, которые воспринимаются как отдельные, - Георгий, Егор и Юрий.

Другое древнегреческое имя - Теодорос через старославянский вариант Теодор мигрирует на наших землях к Хведур, Хведор, Ведир, Педир, Федор, Федур и тому подобное.

Даже на первый взгляд автохтонная славянская троица - Вера, Надежда, Любовь является калькой с древнегреческой. А мужские римские имена Римм, Инн и Зин среди украинцев и других восточных славян стали... женскими через родительный падеж в богослужбових книгах - минеях, где они имели окончание -я.

Оказывается, в сельской местности в Украине бытовала и такая грустная "традиция" - священник давал новорожденным некрасивые, неблагозвучные имена, если родители были в немилости. Это касалось и внебрачных детей - из-за чего они нередко становились объектом насмешек. У Ивана Нечуй-Левицкого в "Миколе Джере" вспоминается случай, когда злой на родителей священник назвал девочку Минодорою, но в селе ее звали Нимидорою. Среди собранных профессором Чучкой примеров таких имен - Афтанас, Базиль, Нерон, Ефрим, Векла, а в селе Скотовод на Закарпатье поп назвал незаконнорожденного ребенка Вараховбой!

Настоящим испытанием для национального и христианского именослова стали первые десятилетия советской власти. Как отмечает Любомир Белей, за почти двухтысячелетнюю историю христианства в честь ни одного из святых не было образовано столько имен, сколько появилось в честь "вождя мирового пролетариата" : Вилен(-а), Виленин(-а), Виль, Владилен(-а), Владлен(- а), Вилор (В.И.Л. - организатор революции), Нинель (Ленин наизнанку), Ленина, Лениана и тому подобное. А были еще Марлен - Маркс + Ленин, Лентрозини (Ленин + Троцкий + Зиновьев).

Десятая годовщина Октября была прославлена в имени Окдес, героическая арктическая эпопея советских ученых - в мужском имени Оюшминальд ("О.Ю. Шмидт на льдине").

Атеистическая кампания большевиков подтолкнула родителей назвать своих детей - Небо и Бебо, что означало "нет бога" и "без бога". В чем-то инфернальное женское имя Карма - это сокращение от "Красная Армия". Коммунистический Интернационал Молодежи вызвал довольно благозвучное сокращение - Ким, чего нельзя сказать о Ревпуть, Ревмире, Уэсэсэре и даже Рот-фронт.

Призыв первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева "догнать и перегнать Америку" вылился в мужские имена Догон и Перегон. А еще были Эвакуац и Гелиотроп, Эмбрион и Винигрет, Декрета и Мартен. По подсчетам исследователя-ономаста Юрия Карпенко, таких имен в первые годы СССР наштамповали около десяти тысяч. К счастью, эти коммунистические чудовища не обрели широкого распространения.

В моем классе киевской школы была девушка Сталина, и она уже в середине 1980-х откровенно стеснялась своего имени, просила называть себя Стеллою. В 1999 году в Белграде сербские ученые обнаружили 6 Тито и 8 Сталинок.

Чешская ученая М. Кнаппова обнародовала статистику, по которой в 1945 году (то есть еще до прихода коммунистов к власти) именем Мария, которое традиционно связано с культом Девы Марии, в Чехословакии назвали более 9 тыс. девушек. В 1960-м - уже втрое меньше - 3250, в 1975 году - 121... А когда коммунизм пал, статистика начала "исправляться": в 2001 году Марий зафиксировано уже 665.

Процесс создания имен продолжается. Немногие знают, что имя Зореслав родилось не в глубине веков, а в межвоенные времена и имеет своего отца - греко-католического монаха-василиянина Степана-Севастиана Сабола, украинца из Пряшевщины. Он придумал это имя, использовал его как литературный псевдоним, следовательно - оно зажило своей жизнью.

Фраза. "Очень известный украинский футболист с прославленной фамилией называет своих сыновей Джорданом и Кристианом, в результате чего появляются причудливые своей эклектичностью (ни английские, ни украинские) имена Джордан Шевченко и Кристиан Шевченко. Однако этим неестественность глобализации этих наименований не исчерпывается, потому что, когда прибавить еще и отчество, которое является обязательным компонентом наименования лица у народа, на языке которого А. Шевченко разговаривает, то вообще появляются неестественные онимные гибриды Джордан Андреевич Шевченко и Кристиан Андреевич Шевченко".

_________________________________________________________________________

Читайте также:

"Интересные книги" с Вахтангом Кипиани

Московский журналист первым описал удивительное умение молодого директора белорусского совхоза - "смотрит на тебя Лукашенко ясными глазами - и лжет".

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции