Информационная депортация

Массовое закрытие крымскотатарских СМИ вписывается в общероссийские тренды закручивания гаек, просто в Крыму это происходит в более гипертрофированных размерах.

С пятой попытки концерн ATR, куда  входят канал с таким же названием, детский телеканал Lale, единственная в мире крымскотатарская радиостанция "Мейдан", русскоязычная радиостанция "Лидер" и портал "15 минут" так и не удалось перерегистрироваться, и информационные ресурсы были вынуждены приостановить работу.

Несмотря на риторику самопровозглашенных лидеров Крыма о том, что это решение местных властей, очевидно, что оно, целиком осознанное и взвешенное, принималось центральной властью. Этот тезис подтверждают и публичные высказывания в Кремле на тему того, что это, мол, не их парафия.

Все это, в общем-то, в тренде сегодняшней политики Кремля по отношению к Крыму в целом и крымским татарам в частности. Потому что закрытый ATR - это единственный в мире крымскотатарский канал, который вещал  одновременно на трех языках и имел соответствующий крымскотатарский контент.

Наряду с другими приостановившими свою работу достаточно рейтинговых, к слову, СМИ, ATR – это больше, чем просто информационный ресурс, это часть информационно – культурной идентичности.  

Читайте также: Крымский сталкинг

Поэтому закрытие этих СМИ – это не просто передел собственности, это напоминание крымским татарам, что демонстрация иной, пусть очень осторожной позиции и проявление, пусть очень осторожной, нелояльности наказуемо. Это демонстрация того, кто в доме хозяин и кто всем распоряжается и, по сути, это попытка загнать крымских татар в информационное гетто.

Фактически оно уже там образовано. Есть попытки наладить интернет-вещание, но мы не должны тешить себя иллюзиями: им не дадут спокойно работать. Станет ли выходом переезд в какую-то другую страну или на материковую Украину, я не знаю. У ATR был очень выразительный крымский контент. Пребывая в другом регионе, этого будет сложно достичь.

“Говорят про мир и дружбу и какой-то там аля интернационализм, но при этом делают прямопротивоположных вещи. Такая государственная социальная шизофрения”

Некоторые крымские татары интерпретируют это и вовсе как информационную депортацию. Фактически в Крыму с первых дней оккупации началась зачистка всего, хоть сколько-нибудь оппозиционного: Черноморская телерадиокомпания, у которой арестовали имущество, газета "Авдет", редакцию которой выселили из занимаемого помещения. Ну а ATR в первые дни аннексии был практически единственным каналом, рассказывавшим о тех событиях в мире, и это не могло остаться незамеченным Кремлем.

В целом, происходящее  вписывается в общероссийские тренды закручивания гаек, просто в Крыму это происходит в более гипертрофированных размерах.

Парадокс в том, что параллельно с закрытием ATR, Россия создает в лучших традициях "совка" Федеральное агентство по делам национальностей: говорят про мир и дружбу и какой-то там аля интернационализм, но при этом делают прямопротивоположные вещи. Такая государственная социальная шизофрения.

Читайте также: Как Крым выпадает из современности

На самом деле ситуация очень сложная. Трехстам тысячам крымских татар сложно противостоять российской военной потуге. А из-за правового вакуума никто не может повлиять на Россию. Она никого не слушает – ни ЕС, ни ОБСЕ. И сложно понять, какие механизмы влияния на Россию в этом вопросе тут еще можно найти. Она просто не заинтересована в существовании каких-либо проявлений свободы на своей военной базе, в которую превращает Крым. Это однозначно может привести, если не к эскалации взаимоотношений в крымском обществе, то к дополнительному социальному напряжению. И уж точно не добавит любви к русским оккупантам.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции