Еще может быть тепло

Сергей Жадан
Сентябрь способен поддерживать некоторое время наши иллюзии, наше ощущение погруженности в покой и тепло. Сентябрьские утра совсем по-летнему свежие, хотя вечера уже по-осеннему прохладные и прогорклые.

Он сидел на скамейке, держа свой недопитый портвейн. Где-то одиннадцать утра, рано он начал, подумалось мне. Как только я подсел, он заговорил о поэзии.

- Я, - сказал, - считаю, что есть три гениальных русских поэта: Блок, Марина и Мандельштам.

- А Хлебников? - поддержал я разговор.

- О, и Хлебников, - согласился он. - Выпьете со мной портвейна?

- Подожду хотя бы до двенадцати, - отказался я.

- Мы тут вчера как раз говорили о Хлебникове, - не расстроился он. - Странно, почему я его не вспомнил. А вы любите Гумилева?

- Люблю, - заверил я.

- Я вообще считаю, что человек, который не любит Гумилева, в поэзии не разбирается, - объяснил он. - Я Гумилева полюбил еще в детстве.

- Подождите, - не понял я, - а откуда у вас в детстве был Гумилев? Он же был запрещен? - на вид ему было лет сорок, хотя лет пять можно было списать на утренний портвейн.

- О, - оживился он, - сейчас я вам расскажу.

Полный текст статьи читайте здесь.

 

___________________

Читайте также:

Крым - наш

Украинские поэты в разговорах между собой обычно быстро переходят к конкретным и довольно резким предложениям. Предлагают обычно объединяться, готовить боеприпасы, выходить на улицы, но перед тем обязательно взять еще. Русские поэты в этом плане стратегически менее подкованы - они сразу предлагают взять еще.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Всего комментариев: 0
Выбор редакции