Быть или не быть

Защищать Родину - это одно, а защищать больные фантазии режима - это совсем другое.

Многие россияне обладают удивительным свойством - разделять происходящее вокруг с происходящим лично с ними. Можно кряхтеть от злобы на цены, но восхвалять правительство, можно злиться на поднятие налогов и сборов, даже проводя что-то вроде нерешительной акции протеста, не выходя из своего дальнобойного логова, но при этом любить хозяина Кремля. Российские матери, отдающие своих детей в армию, радуются, когда те попадают служить в "элитные ВДВ". Даже когда тех отправляют в Псковскую дивизию, они видят их красавцами в голубых беретах. О том, что их дети могут быть тайно захоронены, как и другие перед ними, поехавшие воевать на Донбасс против Украины, они не думают. Потому что слово "война" для них - это что-то далекое и, скорее, из разряда теленовостей, чем из их жизни.

На разных языках

Наша с женой подруга радостно и с гордостью сообщила, что ее младший брат идет в армию. В ее голосе было что-то таинственно-торжественное, со звуками "Прощания славянки", с миротворческим финалом "Любви и голубей". Она поделилась своей искренней радостью. Сразу стало понятно, что в России проводы в армию вновь, как при "совке", стали торжественными. Их таковыми снова назначили в Кремле.

Журналистские работы 90-х и начала 2000-х о дедовщине и издевательствах в армии канули в лету. На смену уничтоженной в России журналистике пришла сытая пропаганда, сумевшая вбить в головы граждан, что армия России - это почти как пионерский лагерь, только без "родительского дня". А служить в ней не просто "почетная обязанность", но и редкий шанс, предоставляемый не всем. Это же просто счастье, встать, как один, сомкнув ряды, плечом к плечу, взяв винтовки новые, на защиту Родины, находящейся в опасности.

При этом, похвасталась подруга, вышло все еще лучше, чем ожидали. Брат попал не в какую-нибудь занюханную часть, а в самые что ни на есть воздушно-десантные войска. В самую прославленную 76-ю гвардейскую псковскую дивизию. Причем "попадание" это стоило больших усилий. "По блату устроили", - поведала подруга. И замерла в ожидании поздравлений от нас, слов радости и гордости, пожеланий успехов, приятных речей вроде "вернется настоящим мужиком" и т.д.

Читайте также: Кто здесь фашист?

Не услышала. Сначала она вообще не поняла, поняли ли мы ее. Брат, в десантную псковскую дивизию! А мы в ответ ей, мол, очень жаль, что так вышло, передай ему, что если будут "отправлять на учения", да еще и в Ростовскую область, пусть бежит оттуда и сдается "Солдатским матерям" (российская правозащитная организация "Комитет солдатских матерей", занимающаяся защитой военнослужащих), чтоб вытащить успели до того, как он с "самовольной отлучки" на "самовольное оставление части" попадет, потому что в первом случае ему грозит до 15 суток гауптвахты, а во втором - несколько лет дисбата или тюрьмы. Хотя и это еще хороший вариант…

Но и после этого подруга нас явно не поняла. Тогда мы рассказали о тех десантниках, которых тайно хоронили под Псковом и о которых написал журналист Лев Шлосберг, впоследствии переживший нападение. Те десантники тоже были красавцами в беретах, тоже лихими и смелыми. И увезли их "на учения". А потом привезли назад в цинковых коробках. Хоронили молча, без торжественных караулов, выстрелов в воздух, без всяких почестей. И даже матери не могут рассказывать о том, как погибли их дети в августе 2014 года. Они шли защищать родину в элитные войска, а хоронили их, как шпионов. И подлость, за которую они отдали жизни, продолжается в виде молчания их сослуживцев и командования. И каждый десантник из Пскова понимает, что пока он носит погоны, чистые, с лычками или со звездочками, стальные звезды постоянно метят им в изголовья.

Стальные звезды

Кому как ни им это знать. Такое они уже проходили в марте 2000 года. Тогда о гибели 6-й роты 104 полка той же 76-й псковской дивизии узнали лишь благодаря другому псковскому журналисту - Олегу Константинову. Прилетевший на псковский аэродром под названием "Кресты" борт с более чем 80-ю гробами десантников хотели скрыть. Не получилось. Материал журналиста наделал много шума. Тогда из десантников сделали героев. А о том, почему они оказались в бою с многократно превосходящими их силами ичкерийцев и помощь к ним не подходила долгое время, вспоминать было даже как-то постыдно. Подвиг и подвиг.

“Каждый десантник из Пскова понимает, что пока он носит погоны, чистые, с лычками или со звездочками, стальные звезды постоянно метят им в изголовья.”

Но тогда это была другая война. 6-я рота в Чечне воевала официально, выполняя официальные приказы. Та война была неправильной, но виновны в гибели 6-й роты были не сами десантники, а те, кто начал эту войну и кто ее бестолково вел. И если бы не псковский журналист, о том, как они погибли, никто бы не узнал.

В Украине война другая. Война, которая не признана Кремлем. И если псковских десантников 15 лет назад хоронили всей страной, с почестями, то теперь к их сослуживцам на похороны приходили тайно, молча.

Подлость продолжалась и после их смерти. Так же, как это до сих происходит со всеми, кто из российских военных погибал и погибает в Украине. После их смерти оказывается, что человек уволился и уехал на Донбасс "добровольцем".

При этом сами десантники зачастую оказываются заложниками обстоятельств. Повинуясь присяге и приказу, они едут "на учения". И зачастую только уже на месте понимают, куда они попали. Уехать оттуда самостоятельно не каждый решится. Из уст замполитов слышатся слова "дезертирство", "предательство", "своих не бросают", "надо защищать людей от фашистов" и т.д.

А благодаря телепропаганде участие в незаконных боевых действиях, но зато за "правильную идею", уже не кажется таким неправильным. Ведь "в деле" все командование. И спасение России. Поэтому зачастую лишь не поехав на "учения" они могут сохранить не только свой официальный статус, пусть и с разрывом контракта, но и жизнь. Не говоря уж о таком понятии, старательно замыленном в российской армии, как "честь". Но именно сохранение чести в такой ситуации сейчас в российской армии и считается основным бесчестием. В рамках концепции перевернутых понятий в системе ценностей Кремля, когда белое – это черное и наоборот.

Кремлевские традиции

Когда я работал в МВД России и меня впервые отправляли на Вторую чеченскую войну, нам рассказывали про то, что мы "едем защищать чеченцев от международных террористов". Правды в этой легенде оказалось столько же, сколько и в той, с какой отправляли на Первую чеченскую, которая звучала как "защищать мирное русское население от чеченских бандитов" – то есть нисколько.

“Технологии Кремля остаются неизменными. Только становятся еще подлей.”

Уже позже, работая журналистом и собирая подробности о тех войнах, я узнал много историй о том, как солдаты некоторых российских подразделений попадали в Чечню, даже не зная, куда едут. Бывший ичкерийский боец, проживающий сейчас в Европе, рассказывал мне, как во время первой войны они захватили отставшую от колонны российскую БМП, в которой находились несколько солдат. И эти солдаты, которых впоследствии чеченцы передали их матерям, были сильно удивлены сообщению, что они находятся в Чечне. По их словам, им сообщили, что часть едет на учения в Ставропольский край. Точно так же "на учениях" в Украине оказываются сейчас и некоторые российские военнослужащие. Технологии Кремля остаются неизменными. Только становятся еще подлей.

В 90-х, во время Первой и Второй чеченской войн, как и сейчас, если кто-то из знакомых или родственников уехал на войну, это было поводом для гордости. Россияне сидели перед новогодними столами 31 декабря 1994 года и поднимали тосты, (кто был в курсе) за скорую победу над чеченцами и возвращение домой "наших ребят".

Пока россияне открывали шампанское, поливая им кастрюли с оливье, и слушали поздравление Ельцина, в Грозном сотнями гибли российские солдаты, так и не понявшие, что происходит. Их же просто послали на полевой выход, ни о какой войне никто не говорил. И под каждый удар кремлевских курантов гибли люди с той и с другой стороны.

Некоторые россияне стали чувствовать смысл слова "война", лишь когда домой стали привозить гробы. Или уведомления о пропаже без вести. И только тогда они стали понимать, что война - это не только по телевизору в новостях, что это не только повод гордо похвастать перед знакомыми и родственниками.

Читайте также: Что ни сволочь - то герой

Происходящее в Украине, к сожалению, многие россияне воспринимают так же, как тогда. Есть жизнь в телевизоре, а есть реальная. Личная и настоящая. В которой ничего плохого случиться не может. И объяснить, что служба в армии России, да еще в таком "известном" в определенном смысле подразделении, это не "блат" и не "гордость", а ситуация, в которой нужно срочно что-то предпринимать и как-то спасать попавшего в такую ситуацию человека.

Защищать Родину - это хорошо. Но защищать больные фантазии режима, который предал свою Родину, это другое. За это хоронят тайно. Ведь когда вы едете на войну, которой, по словам президента России, страна не ведет, значит, вас уже не существует.

А быть или не быть - решает каждый сам за себя.

Узнавайте главные новости первыми — подписывайтесь на наши push-уведомления.
Обещаем сообщать только о самом важном.

Отправить другу Напечатать Написать в редакцию
Увидели ошибку - контрол+энтер
Последние Первые Популярные Всего комментариев: 2
Выбор редакции